logoEncyclopaedia Fennica

Beta

Блог

Содержание

Опубликовано:


Больше всего я люблю писать фотоотчеты о Финляндии (изредка соседних странах). Путешествия по Финляндии — мое основное хобби, и я занимался этим достаточно много, чтобы хорошо понимать, что и где я вижу. Я уже побывал практически во всех городах и на большинстве основных природных достопримечательностей Финляндии, но о них всех я вряд ли когда-нибудь смогу написать, даже если это станет моей работой.

Иногда я пишу о Финляндии статьи исторического плана, детальные разборы каких-нибудь финских реалий, изредка комментарии о текущих событиях и т. п. Ссылки на такие посты — в конце.

Мелкие посты, с 1-2 фото и коротким описанием, здесь не приведены, чтобы не захламлять этот список.

Содержание:

Читать дальше


Вышки ПВО для защиты завода "коктейлей Молотова" в Райямяки

Опубликовано:


В финском поселке Райямяки (Rajamäki), в сельском муниципалитете Нурмиярви, в 40 км к северу от Хельсинки, на вершине лесистого холма посередине поселка рядом с теннисным кортом стоят две заброшенные бетонные башни. Башни представляют собой любопытную местную достопримечательность: в войну 1941-1944 на них стояли зенитные орудия.

Что же было такого важного в поселке, в котором в наши дни живут 7500 человек? А был там важный стратегический объект, вокруг которого и образовался в свое время рабочий поселок: спиртзавод. Это был крупнейший и важнейший спиртзавод страны, основанный изначально в 1888 году. Местечко Райямяки было выбрано из-за его чистейших и легкодоступных грунтовых вод, и существовавшей ж/д станции. Изначально частный завод начал испытывать трудности с объявлением «сухого закона» в Финляндии в 1919, и был выкуплен государством; после этого на нем производили спирт для медицинского и технического использования. Но «Сухой закон» был отменен в 1932 году, и в Райямяки стали снова разливать беленькую.

Неужели завод был так важен для поддержки финского боевого духа? Хочется сказать «да, разумеется», но на самом деле все прозаичнее: именно здесь производили знаменитые «коктейли Молотова». Поначалу их разливали вручную в купленные у завода поллитровые бутылки, а затем производство автоматизировали, и горючую смесь из спирта-денатурата, керосина и дегтя стали разливать прямо на основных производственных линиях Райямякского завода.

По наиболее часто рассказываемой версии, финляндское командование в Зимнюю войну не обратило внимание на то, что на пробках «коктейлей Молотова» было написано «сделано в Райямяки», и таким образом расположение завода почти сразу оказалось выдано СССР. Не очень понятно, насколько это может быть правдой; вообще на пробках в те времена писали «Хельсинки», но кто знает, может быть, попалась какая-нибудь особенная партия пробок. Но в любом случае едва ли расположение крупнейшего спиртзавода страны могло оставаться секретом для противника. Завод стал целью для авианалетов, и пришлось спешно установить рядом с ним 4 40-миллиметровых зенитных орудия Бофорс. В район завода за войну 1939-1940 было сброшено 268 бомб, из которых лишь небольшая доля попала в цель; завод отделался минимальными повреждениями, человеческих потерь и остановки производства удалось избежать. (31 заводчанин, однако, погиб на фронте.)

Всего на заводе было в ту войну произведено 450 тыс. «коктейлей Молотова». Финские войска уничтожили в ту войну 1919 советских танков, из которых 436 было сожжено — в основном благодаря «коктейлям Молотова».

В межвоенный период 1940-1941 рядом с заводом были построены две массивные, с толщиной стен 60 см, бетонные башни на холме, и два орудия переместили на них. Это повысило их эффективность в достаточной мере, чтобы в войну 1941-1944 завод больше не пытались бомбить. (Справедливости ради, против использовавшихся в 1941-1944 танков Т-34 и КВ «коктейли Молотова» были уже и в целом малополезны.)

Завод работает по сей день, сейчас как часть корпорации Altia; сейчас государству принадлежит только ее треть. Altia выпускает в числе прочего самые известные финские марки водки, «Коскенкорва» и «Финляндия». Башни, к сожалению, не реставрированы и на них не пускают.


2020. Путешествия и корона

Опубликовано:


2020 год закончился (можно вздохнуть с облегчением, да), но я все-таки напишу пост «итоги года», хотя обычно этого не делаю, и хотя январь уже вовсю идет.

Год был для меня очень тяжелым — по всем тем же причинам, что и для всех — но, как ни парадоксально, он стал чуть ли не рекордным в плане путешествий. Да, год короны, и рекордный в плане путешествий. Потому что, во-первых, мне повезло жить в Финляндии (где гайки с коронаограничениям никогда сильно не закручивали), во-вторых, повезло, что я увлекаюсь путешествиями по Финляндии же, в-третьих, по большому счету, а чем мне было еще заниматься-то :)

2019 год заканчивался очень оптимистично, но весной все пошло наперекосяк. И из-за короны, и в целом. Вдаваться в подробности не хочу, но первая половина лета была особенно мрачной. По прекрасным летним фотографиям Финляндии, которые я отбирал для этого поста, мне и самому сейчас сложно представить, в насколько подавленном состоянии я находился. Дальше стало получше.

Путешествия мне, конечно, очень помогали. Буквально каждые выходные, обычно двумя однодневными поездками, я старался куда-нибудь съездить в новое место и что-нибудь новое исследовать. На праздники по возможности катался куда-нибудь с ночевками, и смог наконец-то летом съездить в большие отпуска впервые за несколько лет — на полторы недели, и совсем скоро потом на три недели.

Читать дальше


Демография родного и иммигрантского населения Финляндии по языковым группам

Опубликовано:


Беседуя сегодня в одном иммигрантском чатике о демографии русскоязычных иммигрантов в Финляндии, я нашел интересующую информацию в открытой базе данных Финстата. Собственно говоря, я нашел такую информацию по всем языковым группам в стране, на 2019 год: http://pxnet2.stat.fi/PXWeb/sq/2a84d157-7b1d-4700-9cd1-263c9d679374 (на финском, конечно). Сохранив данные и чуть причесав их в электронных таблицах (что заняло у меня изрядно времени, так как я не дружу с экселем :), я сделал вот такие вот таблички, с демографией Финляндии на 2019 год по языковым группам, с абсолютными цифрами и процентами к общему населению каждой группы:

Абсолютное
Абсолютное

Относительное
Относительное

Как у человека, знакомого с вопросом в целом, таблицы у меня практически никакого удивления не вызывают. Но стоит пояснить ряд моментов и отметить некоторые выбивающиеся из ряда группы:

Читать дальше


Коккола. Город

Опубликовано:


Из современных областей (маакунт, maakunta) Финляндии Центральная Остроботния (Keski-Pohjanmaa) на западном, Ботническом побережье — самая малоизвестная из всех Остроботний (коих всего четыре), а то и вообще из всех 19 областей страны. По площади, 5129 кв. км (не считая территориальных вод), она меньше, к примеру, чем один только Суомуссалми; по населению, около 68 тыс. — как один средне-крупный город типа Ваасы. Собственно говоря, это самая маленькая область Континентальной Финляндии и по площади, и по населению — еще меньше только Аланды.

На самом деле современная Центральная Остроботния чуть меньше, чем историческое понятие о ней; например, города Якобстад и Нюкарлебю Прибрежной Остроботнии, и существенный кусок сельской Северной Остроботнии, считаются в культурном плане скорее центрально-остроботнийскими. Но культурные границы — зачастую вещь не очень точно определенная, и в целом Центральная Остроботния не имеет такой сильной культурной идентичности, как, например, Прибрежная Остроботния (главная финношведская область страны, где сельское население почти полностью шведоязычно) или Южная Остроботния (глубоко сельский, консервативный, предприимчивый, гордый, лихой на расправу, упрямый народ — своего рода «Техас Финляндии»). Да и в административном плане свою губернию Центральная Остроботния никогда не образовывала, а всегда относилась к Ваасанской, а потом — Западно-Финляндской, покуда губернии еще существовали. И поныне Вааса — ближайший более крупный город, и за покупками и прочими вещами, которые в пределах региона не сделать, до сих пор наверняка едут именно туда.

Центральная Остроботния — область одного города, и город этот — Коккола (Kokkola), старый портовый город на Ботническом берегу. В муниципалитете Коккола живет около 48 тыс. человек, а в собственно городе — 36.7 тыс.; Коккола в свое время слилась с несколькими близлежащими сельскими районами, так что сейчас вся береговая линия Центральной Остроботнии относится административно только к Кокколе. Остальные муниципалитеты — сельские, мелкие и непримечательные: Каннус, Тохолампи, Лестиярви, Халсуа, Перхо, Ветели и Каустинен. (Строго говоря Каннус также имеет звание города, но все равно очень невелик и от своих соседей особо не отличается.)

Географически Центральная Остроботния — полоса земли шириной 40-50 км, простирающаяся примерно на 100 км от берега на юго-восток. Как и все Остроботнии, это весьма плоская местность, которую пересекают текущие с юго-востока на северо-запад параллельно друг другу реки (основные — Перхонйоки и Лестийоки), а их долины используются для земледелия; впрочем, тут уже очень заметно меньше полей (севернее и холоднее же!), чем в Южной Остроботнии с ее знаменитыми «морями сараев». А на побережье Кваркенский пролив (Меренкуркку, Merenkurkku, фин. Морское горло), «горло» Ботнического залива, переходит в северную часть Ботнического залива, у которой отдельного русского названия нет, а у финнов она зовется Перямери (Perämeri, фин. Заднее море). Это самая северная и пресная часть Балтики; в ней относительно мало островов, а берега зачастую песчаные, а не скалистые, как характерно для всего остального финского побережья. Самая внутренняя часть Центральной Остроботнии достает до Суоменсельки (Suomenselkä, фин. Финляндская гряда), лесистой и болотистой редконаселенной территории водораздела, самой дикой части Западной Финляндии. Национальный парк Саламаярви, о котором я когда-то писал, располагается там, частично простираясь на сторону Центральной Остроботнии. Это, собственно, и есть единственная крупная охраняемая природная территория в регионе.

Больше обо всей Центральной Остроботнии рассказать особо нечего, так что в этом и следующем посте мы исследуем Кокколу, сначала сам город, а потом побережье и архипелаг рядом с ним. Я прожил полтора года в Ваасе, всего в 120 км от Кокколы, и бывал в городе несколько раз, хотя сейчас, конечно, жалею, что не бывал больше. В частности, фото центра Кокколы в хорошую погоду и время года у меня вовсе нет — слякотно-ледяная зима да поздняя весна еще без зелени. И было бы неплохо, если бы были еще фотографии промзоны Юкспихлая и архипелага к западу от Кокколы (Эйя), но ограничимся тем, что есть.

Читать дальше


Суомуссалми

Опубликовано:


Суомуссалми (Suomussalmi) — сельский муниципалитет (муниципальный район) в Восточной Финляндии, в области Кайнуу (Kainuu). Кайнуу — это отдаленный редконаселенный край глухих лесов, а Суомуссалми — вероятно, самый отдаленный и глухой угол Кайнуу. По площади это весьма обширный район, 5858 кв. км — 9-й по размерам муниципалитет в Финляндии. Но население его очень скромное, около 7700 чел, так что плотность населения выходит всего 1.45 чел./кв. км.

Суомуссалми больше всего известен как место крупных сражений Зимней войны 1939-1940: битва при Суомуссалми, где советская дивизия сумела занять село Суомуссалми, но была оттуда изгнана обратно, и битва на Раатской дороге, где другая советская дивизия, идущая на помощь к первой, была окружена и почти уничтожена на маленькой лесной дороге. Про эти битвы и посвященные им памятники я как раз написал в предыдущем посте. Но есть ли в Суомуссалми еще что-нибудь интересное? Конечно, есть! В основном просто природа, но есть и кое-какие рукотворные достопримечательности, и многие из них связаны с землей, находящейся совсем недалеко за границей — Беломорской Карелией.

Читать дальше


Раатская дорога. Памятники и история

Опубликовано:


Название маленькой Раатской дороги (или дороги на Раате, Raatteen tie), 20-километровой небольшой гравийной дороги, идущей прямо к российской границе в Суомуссалми (Suomussalmi, фин. Чешуйный пролив) в угрюмых лесах региона Кайнуу, известно каждому, кто хотя бы бегло знаком с историей советско-финской Зимней войны 1939–1940 годов. Одно из самых сокрушительных, если не самое сокрушительное советское поражение произошло именно здесь. Советские войска, по численности превосходившие финские более чем вдвое и намного лучше вооруженные (имевшие танки и артиллерию, в то время как у финнов танков не было, а артиллерии — было совсем чуть-чуть), были отброшены обратно за границу и потерпели потери в разы большие, чем финны, — каждый третий был убит или пропал без вести.

Хотя линия Маннергейма на Карельском перешейке известна лучше, и именно там решающий советский прорыв наконец-то произошел в феврале 1940, спустя 2.5 месяцев после начала войны, СССР все же начал военные действия против Финляндии 30.11.1939 и в других местах, вдоль всей финской границы — в том числе на Суомуссалми. Район Суомуссалми и Раатской дороги находился довольно далеко на севере, и представлял собой редконаселенную глухую тайгу на обеих сторонах границы, на советской еще в большей степени, чем на финской. Местный центр цивилизации, село Суомуссалми, тоже особенно ничем не выделялся. Но смыслом советского наступления здесь было быстрое движение дальше на запад, до самого города Оулу на берегу Ботнического залива. Таким образом Финляндия оказалась бы перерезана надвое в своем самом узком месте (от восточной границы до моря здесь всего около 200 км). СССР полагал, что эти территории плохо защищены, и после быстрой неожиданной атаки Финляндия не сумеет быстро перебросить сюда крупные силы. И что самое характерное, СССР был абсолютно прав, только ему это совершенно не помогло.

Давайте быстро рассмотрим, что же именно произошло под Суомуссалми. Это, конечно, относительно краткий рассказ со множеством упрощений. Я не эксперт по теме; онлайн очень подробное описание этих сражений, чуть ли не по часам, можно почитать по-русски у историка Олега Киселева в ЖЖ, в серии «Суомуссалми: знаменитая битва незнаменитой войны». Зимняя война и Война-Продолжение и в целом особенно в России являются практически наиболее известными эпизодами финской истории, а меня лично обычно интересуют не военные действия сами по себе, а скорее смежные вопросы типа «почему война вообще произошла», «как работала экономика страны в военный период» или «как проходила послевоенная реконструкция».

Читать дальше


Потерявшийся маяк

Опубликовано:


На заре авиации, в 1920-1930-х годах, для самолетов иногда строили маяки для полетов ночью, похожие на корабельные. Я даже не уверен, как они правильно называются по-русски; вроде бы «трассовые маяки». Наибольшее распространение они получили в США, где действовала сеть из около 1500 таких маяков. Местами их строили и в Европе, но там связной сети так и не образовалось. Ко временам Второй Мировой авиация перешла на использование радиомаяков, которые используются и по сей день.

В 1930-х годах цепочку трассовых маяков хотели построить между Хельсинки и Стокгольмом. В полной мере проект так и не был осуществлен. До наших дней в Финляндии дожило три башни трассовых маяков. На фото — маяк Пансио (Pansion lentomajakka), построенный в 1932 году на холме рядом с бывшим аэродромом Артукайнен, в 1935-1955 служившим главным аэропортом города Турку (в наши дни на месте аэродрома построен выставочный центр и спортивная арена). Другие два сохранившихся маяка — уже на островах архипелагов между Финляндией и Швецией: на острове Перкала близ Иниё в Архипелаговом море, и на острове Кумлинге Аландского архипелага.

Маяк заброшен. Он стоит на окраине Турку, всего в 200 м от ближайшего жилого квартала, но в лесопарке, на вершине скалистого холма. Из-за леса заметить маяк с земли сложно — можно пройти совсем рядом с холмом, не обратив на него внимания. Тропа к нему на местности не обозначена. Хотя на топографической карте маяк отмечен как «смотровая вышка», по крайней мере в данный момент на дверях висит замок.


Керава

Опубликовано:


Керава (Kerava, швед. Черво, Kervo) — один из ряда небольших городков вокруг Хельсинки, так называемых «окружных муниципалитетов» (kehyskunnat). Керава располагается в центральном Уусимаа, непосредственно к северу от Вантаа и всего Столичного региона (Хельсинки+Эспоо+Вантаа) — крупнейшей городской агломерации Финляндии. Находящаяся у Главного ж/д хода страны (Päärata) Керава — наряду с Киркконумми на западе, единственный из «окружных муниципалитетов», имеющий удобные транспортные связи с Хельсинки: электричками, на которых действуют единые билеты общественного транспорта Хельсинкского региона (HSL).

Керава — городок скромный, и не имеет ни особо интересной истории, ни крупных достопримечательностей. Как и множество других городов как в Финляндии, так и в других странах, Керава обязана своим существованием исключительно железной дороге. До прихода железной дороги (самой первой в стране, линии Хельсинки-Хямеэнлинна) в 1862 эти земли относились к волости Туусула (Tuusula) и на них ничего особенного не было, разве что небольшая усадьба Керава да деревни Юликерава и Аликерава (Ylikerava, Alikerava, фин. Верхняя и Нижняя Керава), у также не слишком большой речки Кераванйоки (Keravanjoki), текущей на юг и впадающей в реку Вантаанйоки на современной муниципальной границе Хельсинки. Но с приходом железной дороги уже в 1869 в этих местах появился цементный завод (самый первый в Финляндии) и несколько кирпичных заводиков, ну и дальше пошло-поехало. Из старой керавской промышленности стоит отдельно упомянуть известную столярную фабрику, изготовившую, в числе прочего, мебель для здания Парламента Финляндии. Простенький герб Керавы вдохновлен именно мебельным производством: на нем изображено столярное соединение деталей-«ласточкин хвост». Уже в 1870 году Керава стала узловой станцией, когда от нее проложили железную дорогу на Порвоо (изначально частную). Однако в отличие, к примеру, от Хювинкяя или Рийхимяки, именно железнодорожной инфраструктуры (вроде сортировочной станции или ж/д мастерских) в Кераве как-то не образовалось.

В 1920 году Керава выделилась из Туусулы в отдельный муниципалитет со статусом местечка (рыночный городок, kauppala), имея на тот момент население около 3 тыс. Полноценным городом Керава стала в 1970 году. К концу 20 века она приняла на себя роль дальнего пригорода Хельсинки и начала быстро расти, как и другие kehyskunnat-городки. Однако промышленность продолжает занимать важное место в местной экономике и поныне. В наши дни керавская промышленность — это по большому счету «новые» заводы, унылого вида большие серые коробки, построенные тут, в дальнем пригороде Хельсинки, в последние десятилетия, чтобы, с одной стороны, им хватало земли и были удобные транспортные связи с остальной страной, а с другой, чтобы при этом иметь доступ к рабочей силе всего Столичного региона и других kehyskunnat. Подобное развитие, конечно, не уникально для Керавы. Сегодня более всего, наверное, известна местная пищевая промышленность, такая, как Sinebrychoff (пиво и безалкогольные напитки) и Kokkikartano (еда для микроволновки); но есть тут и машиностроение, например, завод Metos, выпускающий профессиональное оборудование для приготовления пищи.

Современная Керава имеет население около 37 тыс., что делает ее 30-м по населению городом Финляндии; по площади, однако, это 5-й самый маленький финский муниципалитет — чуть менее 31 кв. км. Керава (как и Ярвенпяя — следующий на север город, чуть больше, чем Керава) отделилась от Туусулы в довольно маленьких границах, и включает в себя намного меньше лесов и сельскохозяйственных земель, чем обычно бывает в финских городах (даже в самом Хельсинки). Расстояние до центра Хельсинки по прямой — около 28 км.

Читать дальше


Ваалимаа. История финско-российского автомобильного сообщения

Опубликовано:


С Октябрьской революцией и объявлением Финляндией независимости граница между ней и Россией закрылась. Пассажирское сообщение между ними возобновилось в 1921 году — железнодорожное. Разумеется, въехать в СССР и тем более выехать из него мог далеко не каждый; пассажирами были дипломаты и командировочные. Но все же сообщение было регулярным, сначала с пересадками на границе, потом в виде вагонов беспересадочного сообщения, а с 1953 года — в виде прямого поезда Ленинград-Хельсинки (будущий «Репин»). Эта связь быстро возобновлялась и после советско-финских войн, в 1940 и в 1944.

Но эта железнодорожная линия, через станцию Райяйоки до войны и Вайниккала — после, была единственной связью с Финляндией. Автомобильная граница открылась впервые лишь в 1958 году. Первым, конечно, стал пропускной пункт Торфяновка (изначально Юля-Урпала) — Ваалимаа, на наиболее прямой дороге Ленинград-Хельсинки. И произошло это по инициативе СССР, который хотел, чтобы западные туристы начали уже приезжать и дивиться чудесам развитого социализма.

Названия Торфяновка и Ваалимаа и по сей день знакомы любому, кто ездил в Финляндию из России на машине. В 2018 году финская таможня издала небольшой исторический труд в честь 60-летия пропускного пункта Ваалимаа: «60 лет на воротах двух миров. Таможенная станция Ваалимаа 1958-2018» (60 vuotta kahden maailman portilla. Vaalimaan tulliasema 1958–2018); авторы — Янне Нокки и Рийкка Суоминен. Труд на финском, да и даже в Финляндии едва ли он вызвал сколько-нибудь заметный интерес. А зря! Работа весьма интересная — фактически это полная история автомобильного сообщения между Финляндией и Россией, и любопытное отражение истории отношений между этими странами в целом.

Законспектируем же эту историю в виде краткой хроники. Почти все иллюстрации также взяты из изначального PDF; большая часть из них, в свою очередь, из архивов Таможенного музея Финляндии.


1150-е гг.: первый шведский крестовый поход в Финляндию. Начало присоединения Финляндии к Швеции и окончание доисторической эпохи Финляндии.

Начало 1200-х гг.: основан Турку (Або), старейший финский город, на крайнем юго-западе будущей страны.

1293: по итогам третьего шведского крестового похода присоединена (Западная) Карелия и основан город Выборг.

1300-е гг.: между Турку и Выборгом образуется первая дорога — Королевский тракт, он же Великий Береговой тракт, он же Нижне-Выборгский тракт.

Читать дальше