Encyclopaedia Fennica

Миккели. Окрестности

Назад: Миккели. Город

Далее: Блог приостановлен


Ну и последним постом про Миккели расскажем про местные окрестности, в основном — про природу. Как упоминалось в начале, площадь муниципалитета Миккели весьма обширна, к нему в свое время был присоединен ряд других, а природа этих мест довольно ничего себе, так что тут можно много что посмотреть, формально не покидая пределы Миккели. Все упомянутые места находятся в 20-30 км от центра Миккели по прямой, на восток, юго-восток и юг.

Начнем мы с самой крупной, наверное, местной природной достопримечательности — наскальных рисунков Астувансалми (Astuvansalmi, Astuvansalmen kalliomaalaukset). Вторые по размерам (по количеству фигур — 65 шт., хотя можно насчитать и больше, смотря как считать) в Финляндии. Что такое вообще наскальные рисунки? В контексте Финляндии — это сделанные доисторическим человеком и сохранившиеся до наших дней небольшие (но иногда многочисленные) рисунки красной охрой на поверхности вертикальных скал, практически всегда — на берегу озер. Я уже рассказывал и показывал про них подробнее в посте про Суомуссалми — там были наскальные рисунки Вярикаллио (Värikallio, фин. Цветная скала) в национальном парке Хосса. Процитирую себя оттуда дословно:

…В целом различные финские наскальные рисунки, возраст которых примерно определен, датированы от 5000 до 1500 до н. э., то есть, каменным и бронзовым веком. Способов определить возраст таких рисунков на самом деле очень мало. Обычно это делается по их высоте над водой; уровень многих финских озер со временем медленно понижается из-за послеледникового подъема земной коры, и рисунки становятся все выше… Теоретически радиоуглеродным методом можно попробовать определить возраст органических материалов (жир, кровь), предположительно использовавшихся как основа для охряной краски, но пока что в Финляндии никому это успешно сделать не удалось.

Всего в стране известно около 100 наскальных рисунков, в основном на юго-востоке, но также и на востоке (как здесь [в Суомуссалми]) или юге. Большинство рисунков маленькие, с всего одной или несколькими фигурками. Сколько рисунков уничтожены временем или еще никем не открыты — можно только гадать. Поразительно, что вообще хоть какие-то рисунки охрой, сделанные доисторическими людьми, пережили тысячелетия, осадки и эрозию, деятельность микроорганизмов, мхов, лишайников и других людей, и видны до сих пор.

Значение наскальных рисунков и причина, по которой их делали, — конечно, еще большая загадка, хотя определенные редкие намеки в виде повторяющихся на разных рисунках фигур бывают. Например, известен рисунок с нетипичными узорами, очень похожими на узоры на саамских шаманских бубнах, сделанных на несколько тысячелетий позже. Археологических раскопок на месте рисунков в Финляндии тоже как-то до сих пор особо не делали.

В Финляндии больше наскальных рисунков, чем в любой Скандинавской стране или в соседних регионах России. С другой стороны, в Финляндии полностью отсутствуют петроглифы (которые не нарисованы краской, а вырезаны в камне), хотя они есть и в Швеции, и в Норвегии, и в российской Карелии.

Рисунки Вярикаллио находятся в довольно нехарактерной для них точке страны, вдалеке от других, а в основном, как я писал, наскальные рисунки сосредоточены на юго-востоке Финляндии, в бассейнах озерных систем Сайма и Пяйянне. Можно полюбоваться картой на сайте энтузиаста. На берегах Саймы находятся и рисунки Астувансалми — той ее части, что зовется Юовеси (Yövesi, фин. Ночные воды; читается на самом деле совсем не как «юовеси», но это тот случай, когда на русский транскрибировать крайне сложно). Астувансалми означает «шагающий, наступающий пролив» — это довольно узкий пролив между материком и вытянутым на километр с небольшим скалистым островом Астува (Astuva), Наступающим — почему такое название, да и почему воды — ночные, это уж я не знаю. По счастью для нас, рисунки находятся на материковой стороне, а не на острове. Впрочем, в любом случае тут озерный лабиринт.

Датируются рисунки Астуванкаллио 4000-2200 годами до н. э. Подробно почитать про них по-фински и рассмотреть все фигурки вблизи можно здесь.

Вярикаллио — третьи по размерам наскальные рисунки Финляндии, Астувансалми — вторые, а первые — Сараакаллио (Saraakallio, фин. Осочная скала, в смысле, от слова «осока»), рядом с поселком Лаукаа, в районе города Ювяскюля. Там я тоже побывал, может, расскажу когда-нибудь. Там теоретически более 200 фигурок, но полюбоваться ими сложнее, чем на Вярикаллио и Астувансалми; скала крутая и поросшая лесом, тропа не обустроена.

На Астувансалми же попасть довольно легко, по тропе 2 км от дороги. Ехать нужно по адресу Suurlahdentie 2040, Ristiina; из Миккели около 20 км на юг по трассе 13 в сторону Лаппеенранты до села Ристийна, и из центра Ристийны на восток еще около 20 км по небольшой дороге номер 4323 по указателям на Суурлахти (Suurlahti). Общественного транспорта нет. В 2022 году будут однодневные туры из Миккели — на автобусах до Ристийны и дальше озерные круизы, до наскальных рисунков и еще пары мест, за 39 евро со (взрослого) носа, информация здесь, только по-фински. Это касается сезона-2022 и в последующие годы круизы могут измениться или их может вовсе не быть. Сайт VisitMikkeli рекомендует именно круизы, ссылаясь на плохое состояние тропы; ничего сказать не могу, в 2020 проблем особых не было.

1. Тропа к наскальным рисункам отправляется от стоянки, находящейся прямо у дороги 4323.

2. Хоть с проходимостью тропы у меня проблем и не было, визуально она все же крайне непривлекательна — охраняемых природных территорий тут нет, вся тропа проходит по обычным коммерческим лесам, куцым, некрасивым и с кучей следов деятельности человека.

3. Вплоть до вырубок. Ничего не имею против разумной эксплуатации лесных ресурсов Финляндии, и, смотря на харвестеры, которыми тут валят лес, самому иногда хочется водить такой, но все же уничтожать лес у меня бы не поднялась рука — ну да впрочем, как и забивать животных, мясо которых я кушаю, и т. п.

4. Немного спасает ситуацию лишь то, что короткая в общем-то тропа проходит мимо аж четырех мелких озер, на которых в паре мест попадаются мелкие живописные скалистые островки. Вот это вот прямо хрестоматийный сайменский пейзаж.

5. Крутой спуск к проливу Астувансалми.

6. И это уже берег самой Саймы. Здесь, в озерном краю, вода красивая, прозрачная, не чета коричневой воде мелких впадающих в Финский залив речек Южной Финляндии. Многие любители водного туризма пьют воду сырой прямо из озера (вдали от городов и предприятий, конечно), хотя официально все-таки так делать не рекомендуется.

7. Под искомой скалой проложены мостки. Рисунки видны вверху и слева вверху кадра. Гладкая, обточенная в этом месте ледниковыми водами скала чуть нависает сверху. Это одновременно и защищает рисунки от действия окружающей среды, и обеспечивает возможность дождевой воде равномерно по ним стекать, что со временем образовало тонкий прозрачный слой оксида, защищающий их от дальнейшего воздействия.

8. С такой тенью от растущих под скалой деревьев фигурки видно хуже, но все-таки можно разобрать схематичные очертания лосей и людей.

9.

10. Выцветший информационный щит показывает, куда смотреть.

11. «Официально» рисунки были открыты в 1968 году археологом Пеккой Сарвасом (Pekka Sarvas), но местные жители, по-видимому, имели представление о них и раньше. У подножия рисунков и в воде были позже найдены наконечники стрел и несколько подвесок из янтаря — три в форме человеческого лица и одна в форме медвежьей головы. По крайней мере одна стрела существенно более поздняя, чем рисунки, она уже из Бронзового века (в Финляндии 1500-500 гг. до н. э.)

12.

13. Скала у нас за спиной. Слева виден остров Астува, где-то внизу — маленькая гостевая пристань. Со стороны озера (с лодки/теплохода или зимой со льда) под определенным углом скала похожа на человеческое лицо, но с берега это никак не увидеть, да и в целом окинуть ее всю взглядом сложно.

14. На обратном пути в Ристийну можно остановиться, к примеру, у музейной фермы Пиен-Тойола (Pien-Toijolan talomuseo). Табличка гласит, что самые старые сохранившиеся постройки тут аж 17 века, самые поздние — конца 19 века. В 1948 году появилась дорога, до тех пор можно было сюда добраться только на лодке; в 1954 провели электричество. Ферма стала музейной в 1970, хозяйский род — Тойонены — съехали в другое место. Назначение отдельных построек я сейчас уже не упомню.

15.

16. Это по идее главное здание — 1803 года, до 1880 топилось по-черному. Самую старую курную избу я, по-видимому, не сфотографировал. Семья здесь жила, чтоб вы не подумали чего, вообще-то обеспеченная, у них было пять торпов (небольших хозяйств, сдаваемых в аренду более бедным людям). Это просто без краски так грустненько выглядит :)

17. И еще на той же дороге — открытый канал Варкаантайпале (Varkaantaipaleen kanava, Varkaantaipale, фин. Воровской волок). Канал длиной 417 м между озерами, точнее, бассейнами Саймы Сомеенярви и Лоухивеси был построен в 1874–1877 годах — выдолблен в скале. Через канал проходит кратчайший фарватер из Большой Саймы в Миккели, хотя можно проплыть и в обход. Глубина — 1.9 м. У канала до 1985 года действовала одна из лоцманских станций Саймы; лоцманы на Сайме все еще работают, но не в этом кокнретном месте.

18. На берегу канала лежит-поживает на память старый поворотный мост 1915 года.

19. Современный мост неразводной, 1974 года.

20. Канал, как и музейная ферма, относятся к культурному маршруту Зеленого Золота (Vihreän kullan kultturitie), отмеченному специальным знаком у автодорог. Зеленое золото — это лес, и достопримечательности вдоль маршрута в основном связаны с лесом и лесной промышленностью. Маршрут проходит от трассы 5 на полпути между Хейнолой и Миккели, через поселки и города Мянтюхарью, Ристийна, Пуумала, Сулкава, Савонлинна, Пункахарью, до трассы 6 в районе Париккалы. На велосипеде, наверное, хороший и красивый маршрут, хотя, как можно заметить по состоянию информационных щитов, обустраивался он давно и связной информации о нем онлайн довольно мало.

Все места, где мы побывали до сих пор, находятся на территории бывшего муниципалитета Ристийна, так что будет честно, если мы заедем в само село Ристийна теперь. Я редко показываю небольшие поселки, иначе как попутно с какими-то интересными достопримечательностями поближе; ну, а сейчас как раз есть такой повод, да и место на самом деле с какой-никакой, но тоже историей.

Ристийна (Ristiina) — весьма старая савонская волость, отделившаяся от Савилахти (будущего Миккели) в 1649 году, и присоединившаяся обратно к Миккели в году 2013. На 2013 жителей здесь было 4.9 тыс. Примерно половина населения жило и продолжает жить в самом селе Ристийна, остальные по деревням и хуторам.

«Ристийна» — это на самом деле переиначенное на финский лад «Кристина» (и до 1901 официально и писалось Kristiina). Изначально Ристийна была одним из уделов графа Пера Браге (Per Brahe, 1602-1680), которого я упоминал не так давно, в связи с Каяани — в тех местах королева Кристина, очень любившая раздавать государственные земли дворянам, даровала Браге крупный удел, т. н. Каянское баронство. Но то был не единственный удел Браге, был у сего весьма влиятельного мужа в Шведской империи и ряд других владений, и в числе прочего с 1640 года — удел тут, в Большом Саво. Назвал он его, правда, вроде как не в честь королевы Кристины, как я сам всегда думал, а в честь супруги, которую тоже звали Кристина (Кристина Катарина Стенбок).

21. И как и в Каяани, Браге построил в Ристийне себе замок, ну или замок — громко сказано, оборонительной функции он не нес; но во всяком случае была большая усадьба, которую так и звали Брахелинна (Brahelinna) — Замок Браге — или по-шведски Брахеслотт (Braheslott). Строили его долго и печально, закончили только в 1669. Сама Брахелинна была двух-трехэтажным зданием, примерно 10×20 м, с 15-20 комнатами, с первым этажом из камня и выше из дерева. Ее окружала невысокая каменная стена. Вот на фото и видно стену и немного остаток фундамента.

Брахелинну-Брахеслотт не следует путать с Брахехусом, замком в Йёнчёпинге в Швеции, а также с Брахеа, изначальным названием города Лиекса.

22. В конце 17 века шведская корона провела редукцию, вернув в свое владение ранее разданные уделы. После смерти Браге отошла короне и Брахелинна, в которой какое-то время после этого были расквартированы военные. Но окончательная судьба у нее оказалась почти такой же, как и у Каянского замка: в Великую Северную войну усадьба была разрушена и после этого никогда не восстанавливалась, а руины мало-помалу были разобраны для других построек (кроме внешней стены). Так теперь, несмотря на звучное название, посмотреть тут особенно теперь и не на что.

23. Рядом с Брахелинной еще стоит памятник выдающемуся офицеру русско-шведской войны 1808-1809 (Финляндской войны), подполковнику Иоахиму Закариасу Дунккеру (Joachim Zachris Duncker, 1774-1809), родившемуся в Ристийне. Он пал в одном из последних сражений войны, при Хёрнефорсе (Hörnefors), уже на шведской стороне Ботнии, под Умео.

24. Брахелинна стоит на холме примерно в восточном конце села, недалеко от кладбища; пройдемся по главной дороге села (которая называется, конечно же, дорогой Браге — Brahentie) на запад. Вот домик 1847 года, перевезенную сюда из центра Миккели лет тридцать назад — сейчас летнее кафе.

25. Хороший усадебный дом, который сейчас не получилось опознать.

26. Симпатичная, но достаточно типичная старая церковь, 1775 года.

27. Воинское кладбище и памятники.

28. Другой офицер войны 1808-1809, полковник Отто Хенрик фон Фиеандт (Otto Henrik von Fieandt, 1762-1823), тоже уроженец Ристийны. Внук того Фиеандта, что оборонял Каянский замок в Великую Северную войну; его дети были возведены во дворянство. Фиеандт, в отличие от Дунккера, памятник которому мы видели выше, войну пережил и мирно скончался под Выборгом; судя по надписи на памятнике, его перевезли сюда с Сорвальского кладбища в Выборге в 1989.

29. На скале напротив церкви, над берегом Юовеси, установлен памятник-перенесенный сюда в 1972 году типовой маленький маяк, точнее, секторный огонь Ламмаскиви.

30. А рядом — каменная пушка — памятник Сайменской флотилии. С 1743 по 1809 годы граница России и Швеции проходила прямо через Сайму, и после войны 1788-1790 (Война Густава III) обе страны стали воспринимать Сайму как потенциальное поле битвы; обе завели флотилии канонерских лодок — по крайней мере у шведов они были, как нарисовано на памятнике, парусные, длиной порядка 20 м, с пушкой на корме. В Ристийне была шведская база этих лодок, коих было около десятка (еще вроде бы были в Варкаусе). Россия имела три таких базы, а также на своей стороне Саймы даже построила четыре канала (Суворовские каналы), чтоб при случае иметь возможность двигаться в обход ключевого пролива Пуумалансалми, через который проходила граница и который был хорошо укреплен шведами. Эти достопримечательности и связанные с ними небольшие сайменские крепости я не осматривал до сих пор, досадное упущение! Но так или иначе в войне эти канонерские лодки не поучаствовали; в 1808 Россия весьма предусмотрительно начала войну в феврале, когда Сайма была замерзшей, и шведские войска, отступая, всю свою флотилию были вынуждены сжечь. Ну и российской стороне каналы те тоже не пригодились в итоге, соответственно.

31. Ремонт старой воинской школы 1739 года. Это и есть наследница Брахелинны — до Великой Северной войны командующий Савонским полком жил в Брахелинне, потом стал здесь — и здание иногда и зовут Новой Брахелинной. В 1777-1780 здесь действовала некая воинская школа генерал-майора графа Спренгтпортена, с тех пор осталось название; с 1810 официальные лица здесь не жили, в 1951-1992 было училище домоводства, после детский сад. Сейчас ремонт вроде бы закончен и планируется к открытию визит-центр наскальных рисунков Астувансалми — первый в Финляндии, посвященный наскальным рисункам в целом.

32. Обычный детский сад образца конца 20 века.

33. Улица, отходящая от главной.

34. Кебабная :)

35. Ресторан «Сайма» и несетевой хозяйственный магазин «Экономный зал».

36. Детская площадка, маленький пляж и небольшой променад у озера.

37. Главный местный пляж находится на маленьком островке.

38. В одной из гаваней стоит несколько пароходиков, точнее, справа, «Грёнланд», это не пароходик, а вроде как бывший корабль береговой охраны аж из Нидерландов, который какой-то энтузиаст когда-то купил себе и использует как яхту.

39. А по другую сторону озера виднеется главное предприятие Ристийны, Пеллосский завод. Если в самом Миккели крупной промышленности нет, то в относящейся к нему теперь административно Ристийне — вполне себе — фанерный завод на мысе Пеллосниеми у деревни Пеллос (Pellos), основанный в 1964 году и ныне принадлежащий корпорации UPM. Ранее был также завод ДСП, он закрылся в 1994, зато производство фанеры с тех пор только расширялось. Из самой Ристийны до завода ехать 7 км, зато у него есть собственная 21-километровая железнодорожная ветка от Савонской ж/д, и озерная гавань; это как раз одно из предприятий, пользующихся водным транспортом на Сайме, более того, наряду с Каукасским заводом в Лаппеенранте сюда по Сайме до сих пор ведется лесосплав. Вот с вывозом готовой продукции теперь, скорее всего, будет сложнее; из-за Известных Событий Сайменский канал, обеспечивающий связь Саймы с морем, но частично находящийся на российской территории, может быть теперь закрыт Россией в любой момент, и по крайней мере в 2022 никто не хочет заводить свои суда с моря в Сайму, рискуя, что в любой момент они могут там оказаться в ловушке.

40. Молодежный клуб, и тут же барахолка под любопытным названием — «Барахолка друзей Инкери». Инкери, впрочем, не обязательно означает Ингрию или ингерманландских финнов, это еще и женское имя (финская форма скандинавского «Ингрид»).

41. Виднеется поблизости типовая водонапорка.

42. Очень маленькая и скромная рыночная площадь на берегу озера.

43. И центр цивилизации — магазин — за которым виднеются местные немногочисленные многоэтажки.

Ну и последнее место, где побываем в этот раз — гора Нейтвуори (Neitvuori, фин. Девичья гора). Она находится в совсем другом месте, к востоку от Миккели, на территории бывшего муниципалитета Анттола (Anttola), присоединившегося к Миккели еще в 2001. Ехать из Миккели под 40-45 км, в основном по мелким дорогам, до адреса Neitvuorentie 656, Mikkeli. Общественного транспорта нет, место весьма глухое.

Нейтвуори находится на березу озера Луонтери (Luonteri) — очередного бассейна Саймы, конечно. Луонтери усеяно небольшими островами, и все мелкие острова, а также окрестности Нейтвуори на берегу являются охраняемой природной территорией, и у них есть страница на английском на сайте Лесного управления. Конечно, Нейтвуори куда популярнее для посещения, чем островки, до которых еще надо как-то добраться. Пеших маршрутов на Нейтвуори два, короткий Hiijje silimukka («Петля хийси» на савонском говоре, хийси — леший), 3.9 км, и длинный Hiidenkierros («Кольцо хийси» на обычном финском), 13 км. Я в тот раз прошел только короткий.

44. Тропы начинаются от старой фермы Хийденмаа (Hiidenmaa, фин. Земля хийси, видимо, от нее и названия троп) у подножия Нейтвуори почти на берегу Луонтери. Ферма принадлежит Лесному управлению и является одной из тех ферм, где летом волонтерам разрешается пасти овечек (на такую возможность всегда большой конкурс, хотя за это нужно платить недешево из своего кармана).

45. Высота Нейтвуори — 184 м над уровнем моря и около 110 м над поверхностью Луонтери. Не бог весь что, но все же редкая для Финляндии (за пределами Лапландии) возможность полазить в горку.

46. А дальше можно любоваться видами.

47. Вот тоже, типичная Сайма, только издали и с высоты. Не буду пытаться идентифицировать отдельные острова и озера.

48.

49. Склон Нейтвуори.

50.

51. Остаток тропы, по крайней мере короткого варианта, не сильно примечателен. На этом я знакомство с окрестностями Миккели закончил, после этого в той поездке побывал в Пуумале и Пиексямяки, а потом — в национальном парке Южное Конневеси, про который рассказал тогда по горячим следам; всего сотня километров на север от Миккели, но весна там продвинулась на тот момент куда как меньше. Ну, а про столицу Южной Савонии и ее окрестности у нас пока что все.

Опубликовано: