Encyclopaedia Fennica

Каяани. Часть 1

Назад: Лом и Думдален

Далее: Каяани. Часть 2


Каяани (Kajaani; по-русски иногда также Каяни) — город населением 36.5 тыс. на северо-востоке Финляндии, центр области Кайнуу (Kainuu). Кайнуу — один из самых глухих углов страны, малонаселенная область между крупным, пятым по размеру в стране, озером Оулуярви (Oulujärvi), и российской границей в районе Беломорской Карелии, край лесистых сопок, медведей, лесозаготовок и умирающих небольших поселков. Про самое, наверное, интересное место в Кайнуу, помимо Каяани, я уже довольно подробно писал — поселок Суомуссалми, с близлежащими национальными парками и местом одного из важнейших сражений Зимней войны — дороги на Раате. Но примерно половина населения всего Кайнуу живет именно в Каяани.

Человек жил на территории современного Кайнуу с каменного века, но финны пришли очень поздно — лишь в середине 16 века. До того здесь были только саамы; остров Эрьянсаари (Ärjänsaari) на озере Оулуярви считался у них священным местом, а на берегу озера, у залива Вуореслахти, по легенде, жил некий саамский князь. От вытесненных финнами на север саамов осталось много топонимики, но откуда взялось само слово «Кайнуу» (и родственное с ним «Каяани»), доподлинно неизвестно. Вполне вероятно, что и из русского языка. Когда-то «кайну», каянцами (kainulaiset) звали финскоязычных жителей Остроботнии — побережья Ботнического залива. Сами себя они так не называли, это название использовали славяне и некоторые другие группы финнов. В тексте Ореховского договора от 1323 года между Новгородом и Швецией первая граница между ними проводилась до «Каяна моря», которое предположительно идентифицируется с Ботническим заливом. «Каянские немцы» в конце 16 века нападали на русскую Кемь. Городок Каликс на Ботническом берегу в Швеции до сих пор по-фински сохранил название Kainuu.

Постепенно, однако, в финском языке это название перешло именно на восточные окрестности озера Оулуярви. По некоторым теориями, самоназвание немногочисленных финнов Северной Норвегии — квенов — также происходит от этого же корня. А что уж изначально означало «кайну» и «каянцы» — того мы не знаем. Может, от слова «окаянный»?

Пейзаж Кайнуу со старого школьного плаката, с дегтярным промыслом и пейзажем озер и лесистых сопок.  Источник: фейсбук Музея Кайнуу
Пейзаж Кайнуу со старого школьного плаката, с дегтярным промыслом и пейзажем озер и лесистых сопок. Источник: фейсбук Музея Кайнуу

1. Окаянная земля! Исторически регион Кайнуу всегда был известен своей бедностью. Местным гимном считается Nälkämaan laulu — «Песнь Голодной земли» — стихотворение местного поэта Илмари Кианто, положенное на музыку Оскара Мериканто — воспевающее упорство и патриотизм каянцев, добывающих хлеб свой здесь, в краю глухих лесов, крутых сопок и ревущих порогов. Meidän on uudesta luotava maa, raukat vaan menköhöt merten taa! — «Нашу страну нам строить с нуля — а вам, трусы, дорога за море!»

Почему же эти земли все-таки были в итоге колонизированы? Да по вполне прозаичным причинам: чтобы закрепить их за шведской короной, чтобы не достались они короне русской. Король Густав I Васа в первой половине 16 века стимулировал финнов селиться на новых территориях в числе прочего налоговой политикой. В 1554 году в район будущего Каяани прибыли первые десять поселенцев из Савонии, тоже глухой, но более южной области Финляндии. Поселились они у порогов короткой бурной реки Каяанинйоки (Kajaaninjoki), впадающей в Оулуярви несколькими километрами ниже. Тогда же отделилась от волости Лиминка новая волость, изначально называвшаяся тоже Оулуярви — первая ее церковь была построена на берегу озера Оулуярви в районе современного села Палтаниеми.

К концу 16 века в Кайнуу жило около 300 семей, хотя из-за войн с Россией колонизацию этого края несколько раз фактически приходилось начинать по-новой. Наконец, в 1595 году по Тявзинскому миру Кайнуу окончательно закрепился за Швецией, а в 1604 году Карл IX приказал основать Каянский замок.

Восстановленный в конце 19 века облик Каянского замка.  Источник: Yle
Восстановленный в конце 19 века облик Каянского замка. Источник: Yle

2. Каянский замок (Kajaanin linna, швед. Каянеборг, Kajaneborg) строился из камня на островке на порогах Каяанинйоки, почти в центре будущего Каяани. В те же самые годы был основан город Оулу у побережья Ботнического залива, у деревянной крепости Улеоборг, заложенной чуть раньше. Оулу с Улеоборгом и Каянский замок стали самыми северными крепостями Финляндии, призванными закрепить эти земли за Швецией раз и навсегда. Каянский замок так и вовсе был самым северным каменным замком Европы, да, наверное, и всего мира.

Судьба у обеих крепостей, впрочем, вышла не очень завидная. Каянский замок, несмотря на довольно скромные размеры, строился крайне медленно (тут у черта на рогах его строить-то было физически особо и некому), и в конце концов в 1619 Густав-Адольф II приказал не мучаться уже и прекратить стройку. В итоге вышел маленький, почти игрушечный прямоугольный замок с двумя круглыми башенками, размером с половину хрущевки. Его стали использовать как тюрьму, не пропадать же добру. Двадцать лет в нем, в частности, просидел Йоханнес Мессениус, профессор Уппсальского университета, осужденный за связи с иезуитами и Польшей; в заключении он написал первую известную историческую хронику Финляндии.

Памятник графу Перу Браге в другом основанном им городе, Раахе.  Май 2018
Памятник графу Перу Браге в другом основанном им городе, Раахе. Май 2018

3. В 1648 году королева Кристина назначила, уже во второй раз, генерал-губернатором Финляндии графа Пера Браге (Per Brahe, 1602-1680). Граф, несмотря на собственное довольно пренебрежительное отношение к финнам из глубины страны, много сделал для развития Финляндии на этом посту; он основал целых десять городов, а также Туркусскую академию — первый финляндский университет, ныне Хельсинкский университет. Кайнуу для Браге, однако, имел особое значение; здесь королева Кристина даровала ему личный удел, в который вошли Каянский замок и волости Палтамо, Куопио и Иисалми, а несколько позднее — также Салойнен и Пиелинен. Все вместе это называлось Каянским баронством — именно баронством (Kajaanin vapaaherrakunta), а не графством, хотя Браге был граф — не знаю, почему так. Королева Кристина вообще очень любила раздавать своим вельможам графства и баронства в Финляндии; в конце 17 века Карл XI провел масштабную редукцию, забрав все взад короне. Но так или иначе Браге, хоть сам в Финляндии пребывал и не постоянно, основал в своем баронстве три города: Раахе (в честь себя), Брахеа (тоже в честь себя), и, собственно, у стен Каянского замка — Каяани, в 1651 году. Каянский замок стал дворянским жилищем, а после редукции в 1681 — жилищем коронного фогта и административным центром.

В 1690-х годах 43% населения Кайнуу умерло от голода. Голодный край, все-таки, а в 1695-1697 в Финляндии были Великие Неурожайные годы из-за крайне холодной погоды. Это так, для понимания тогдашних реалий.

В Великую Северную войну российские войска впервые разорили Кайнуу в 1712, но тогда это был короткий карательный поход силами сотни человек — так называемая «Фризовая война» — месть за то, что до этого в 1711 местная таможня арестовала большую партию фриза четырех купцов из российской Карелии (война уже много лет как шла, а через границу все торговали, жить-то как-то надо; а всерьез военные действия в Финляндии начались только в 1713). По-настоящему осадили Каянский замок лишь в 1715 году, и он стал последним сдавшимся шведским укреплением в Финляндии. И первую осаду доблестному коменданту Юхану Фиеандту даже удалось отбить, но после второй, в феврале 1716, пришлось-таки сдаться после шести недель; силы были слишком неравны, 50 защитников против 4000 осаждающих. Каянцев — защитников замка и горожан — угнали в плен в Россию (откуда Фиеандт, в частности, сбежал, вернулся на службу Швеции, и пал на поле боя в следующую русско-шведскую войну в 1741, под Лаппеенрантой). Генерал Чекин, командующий российскими войсками, приказал взорвать замок за ненадобностью.

Но война закончилась, и жизнь в голодном краю постепенно все-таки снова начала возвращаться в свое русло. Появились новые жители, ожил снова крошечный городок Каяани. Замок восстанавливать уже не стали — руины постепенно растаскивали на строительный материал. За тысячу жителей город перевалил только к концу 19 века, но каким-то образом умудрился, оставаясь самым захолустным захолустьем Финляндии, сохранить статус города и не вымереть естественным образом, как вымерла, например, упоминавшаяся выше Брахеа (на ее месте много позже был основан другой городок, Лиекса).

Все путешествия Лённрота.  Источник: kielipoliisi.wordpress.com
Все путешествия Лённрота. Источник: kielipoliisi.wordpress.com

4. В 1833 уездным врачом в Каяани был назначен Элиас Лённрот (Elias Lönnrot, 1802-1884), недавно закончивший университет; с эпидемиями оспы, скарлатины, холеры и брюшного тифа работы у него тут хватало, хотя даже отдельного здания больницы в городе, населением в 400 человек на тот момент, не было. В какой-то момент он и сам пролежал шесть недель с тифом. Тем не менее, именно этот край местом своей работы он выбрал сам, благодаря близости к столь интересующей его Беломорской Карелии на российской стороне границы; туда он мог ездить в отпуска заниматься своим основным увлечением, сбором местного фольклора — ведь в глухой Карелии фольклор и языческие верования сохранились намного лучше, чем в строго протестантской Финляндии. Лённрот бывал в Кайнуу и Карелии и до своей работы врачом тут, но из Каяани путешествовать было намного удобнее. Именно в Каяани, в 1835 году, он выпустил первую редакцию своего знаменитого эпоса «Калевалы», скомпилированного из обрывков в основном карельского фольклора. В Каяани Лённрот прожил двадцать лет, и уехал оттуда в 1854 году на должность профессора финского языка и словесности в Хельсинкский университет.

В 19 веке Кайнуу стал основным регионом выгонки дегтя в Финляндии. Сосновый деготь, необходимый для смоления деревянных судов и крыш, был важнейшим экспортным товаром Финляндии с начала 17 века, благодаря обширным и относительно нетронутым (по сравнению с Центральной Европой) площадям хвойных лесов. Изначально он производился на юге страны, но постепенно дегтярные регионы перемещались к северу; в находящейся довольно далеко на севере Ботнического залива Кокколе, про которую я когда-то уже писал, даже на гербе изображена пылающая бочка дегтя — Коккола была важным дегтярным портом. Но самым крупным таким портом стал к 19 веку еще более северный Оулу, где торговали дегтем, производящимся в глуши Кайнуу. В те годы как раз и спрос на деготь достиг своего пика, а из Кайнуу в Оулу был естественный торговый путь — озеро Оулуярви и вытекающая из него река Оулуйоки. Хоть были и на Оулуйоки крупные пороги (на месте которых сейчас построены ГЭС), каянцы умело проходили их на характерных узеньких парусных лодках.

Памятник купцам-дегтярщикам у ратуши Оулу.  Май 2018
Памятник купцам-дегтярщикам у ратуши Оулу. Май 2018

5. Хотя для жителей Кайнуу выгонка дегтя стала хоть какой-то возможностью заработка — до сих пор на топографической карте этих мест там и тут видны места бывших дегтярных печей, отмеченных значком Tervahauta — большая часть дегтярных барышей оседала в Оулу, у тамошних купцов. Но что-то перепадало и Голодному краю.

В 1883 в Каяани открылась первая земская школа, в 1899 — первая газета, в 1900 — семинария, но по-настоящему значимым было то, что в 1904 сюда дошла Савонская железная дорога (Savon rata). Ушел в прошлое голод, продовольствие стало можно привозить с юга, а вывозить на юг — лесоматериалы; в 1907 открылась лесопилка, в 1909 — целлюлозный комбинат, в 1919 — бумажный. Каяани стал растущим промышленным городком; лесная промышленность стала намного доходнее дегтя, и в начале 20 века дегтярное ремесло начало отмирать (большим ударом для него стал полностью уничтоживший дегтярные склады и порт Оулу пожар 1901 года, но в целом производство дегтя просто стало менее выгодно, чем другие занятия, хотя спрос на него еще оставался).

Последствия бомбардировки Каяани, февраль 1940.  Источник: финляндский военный фотоархив SA-Kuva
Последствия бомбардировки Каяани, февраль 1940. Источник: финляндский военный фотоархив SA-Kuva

6. Город не затронули военные действия в Гражданскую войну 1918, но во времена Зимней войны 1939-1940 он сильно пострадал от бомбардировок.

В 20 веке в Каяани жил еще один из известнейших финнов — будущий президент страны Урхо Кекконен (Urho Kekkonen, 1900-1986). Кекконен родился в бедной крестьянской семье в Пиелавеси, в глуши области Савония, южнее Кайнуу, и в школу пошел сначала в Лапинлахти, потом в Иисалми, но в 1911 году его отец как раз устроился на работу на лесопилку в Каяани, и семья переехала сюда. Молодой Кекконен в 1918 году вступил в Партизанский полк Каяани и участвовал в Гражданской войне на стороне белых. Закончив лицей после войны, в 1921 Кекконен уехал из Каяани учиться в университет в Хельсинки и более постоянно здесь никогда не жил. Но с Каяани и Кайнуу у него остались на всю жизнь совершенно особые отношения; от Кайнуу он впоследствии всегда избирался в парламент, в Кайнуу он ездил в отпуска, в пешие и лыжные походы, а в 1950-х, на посту премьер-министра, он лоббировал строительство дорог в глухих районах Кайнуу. Всего девять «Кекконенских дорог» (Kekkostiet), общей длиной около 250 км, построено его трудами, и после этого в Кайнуу не осталось более недоступных для автомобиля населенных пунктов.

Первая "Кекконенская дорога", трасса 9070 Кухмо-Мойсиоваара.  Август 2020
Первая «Кекконенская дорога», трасса 9070 Кухмо-Мойсиоваара. Август 2020

7. К концу 20 века каянцы мечтали о собственной губернии, но административно Каяани и Кайнуу относились к губернии Оулусской, до самой отмены губерний как административной единицы в 2010 году. Современные области (маакунты) — довольно условные единицы.

Как и во многих других небольших региональных и районных центрах Финляндии, к концу 20 века рост Каяани остановился. Город начал терять население — уезжали прежде всего в Оулу, раз в пять крупнее и всего в 180 км западнее — а старые предприятия закрываться; целлюлозный комбинат проработал до 1982 года, бумажный — до 2008. Закрытие последнего стало особенно болезненно, работу потеряло сразу 535 человек.

И тем не менее, столица Голодного края живет. Я очень люблю этот город; для меня Каяани — воплощение уютного, тихого, но приятного и не депрессивного провинциального финского городка. Он стал для меня одним из последних посещенных мной региональных центров Финляндии, в сентябре 2019. И осмотрел я Каяани лучше многих других городов — здесь мне пришлось задержаться на несколько дней из-за непредвиденных обстоятельств.

Каньон Хийденпортти, место происшествия, из-за которого я задержался в Каяани
Каньон Хийденпортти, место происшествия, из-за которого я задержался в Каяани

8. Мы тогда были здесь с моей подругой из Питера, с которой раньше, до короны, иногда вместе путешествовали по Финляндии и Скандинавии, и после Каяани намеревались направляться дальше на север в ходе небольшого отпуска. Но мы заехали в национальный парк Хийденпортти (Hiidenportti, фин. Ворота лешего) где-то в сотне километров восточнее Каяани, и там произошло ЧП — подруга подскользнулась на камне и сломала лодыжку. Пришлось познакомиться с финскими службами спасения и центральной больницей Каяани. Про эту историю я в свое время написал по горячим следами отдельно. Дальнейшие планы пришлось отменить, и на пару ночей я еще задержался в Каяани, но в конце концов вернулся домой; подруга после операции, спустя несколько дней, эвакуировалась в Питер на частной российской скорой по туристической страховке.

Так что про Каяани у нас будут фото с двух прогулок — приступим наконец к ним :)

9. Начинаем мы прогулку с окраин Каяани, где мы сентябрьским вечером идем от гостиницы в сторону центра мимо типовых небольших панелек.

10. Парк с прудиком по пути.

11. Часть поля для игры в дискогольф.

12. Расписание и схема автобусов с автобусной остановки дает представление об уровне развития местного городского транспорта. По выходным автобусы вовсе не ходят. Это, правда, еще летнее расписание — на период школьных каникул — в небольших городах летом расписания сильно сокращены, так как де-факто основной функцией автобусов является перевозка школьников в школы, а взрослым проще передвигаться или пешком/на велосипеде, или уж на машине.

13. Безыскусный рабочий бар по пути. Из дверей доносились пьяные голоса, распевающие караоке.

14. Идем к вокзалу — город же начинается с вокзала — и по пути встречается гипермаркет «Призма».

15. Вот и вокзал! Как уже упоминалась, железная дорога в Каяани пришла в 1904, и тогда же построен вокзал, архитектора Густава Нюстрёма (Gustaf Nyström); нетиповой, не слишком похож на типовые финские деревянные вокзалы, и на мой взгляд — один из самых красивых вокзалов страны. Других вокзалов этот архитектор вроде бы не строил.

16. Деталь фасада — фигурки лисьих голов. (На объявлении написано «хранение велосипедов у стены запрещено».)

17. На станции Каяани, как и на нескольких других станциях Савонской ж/д, сохранился интересный артефакт — пост механической централизации — рукоятки, которыми управляли стрелками и семафорами станции, с помощью проходящих под землей тяг. На участке Иисалми-Каяани-Контиомяки такие девайсы использовались до самого 2006 года, до электрификации этого участка, и сохранены на память.

18. Памятник столетию железной дороги. Мужичок-строитель размерами и обликом похож на гномика.

19. Движение не самое активное, но есть, можно слева присмотреться к бумажному расписанию. Поезда идут на юг на Куопио, Миккели, Коуволу, Хельсинки и на северо-запад на Оулу и Рованиеми. Большинство поездов между Хельсинки и Оулу идут по Главному ходу, через Тампере-Сейняйоки-Кокколу, но некоторые — через Савонскую ж/д, через Каяани. Раньше были ночные поезда Хельсинки-Каяани с возможностью погрузки автомобилей, но были отменены в 2006. Местные очень мечтают об их восстановлении, но пока денег на это никто не выделил (ночные поезда, несмотря на относительную дороговизну, еще и субсидируются).

От станции Каяани отходит только короткая линия к бывшим местным заводам; крупная узловая станция Контиомяки (Kontiomäki, фин. Медвежий холм) находится в 25 км северо-восточнее. Там сходятся целых пять направлений: на юго-запад на Каяани и далее на Хельсинки, на северо-запад на Оулу, на север лесовозная линия на Суомуссалми, на восток на пограничную станцию Вартиус и далее в Россию на Костомукшу, и на юго-восток на Нурмес-Лиексу-Йоэнсуу. Пассажирское движение сейчас есть только на первых двух направлениях.

20. Рядом с вокзалом — маленькая новенькая автостанция — как раз в 2019 сюда перенесена, раньше был где-то отдельный автовокзал.

21. Можно уехать в Суомуссалми!

22. Ну, идем дальше в центр. Таким вечером любые панельки выглядят красиво.

23.

24. Велосипедный магазин. На парковке зарядка для электромобилей.

25. Ну, вот и центр. Слева детский сад в старом здании, а упирается улица в каланчу старой пожарной части (1925). Я был уверен, что это водонапорка, вот сейчас только, когда этот пост писал, узнал, что таки нет.

26. В сквере рядом с церковью стоит необычный памятник. Это памятник, ни много ни мало, президенту Кекконену, и называется он «Великое время» (Suuri aika). Открыт в 1990, спустя несколько лет после смерти Кекконена, в его любимом городе. Памятников Кекконену в Финляндии вообще не очень много, и из тех, что есть, в форме обычной статуи — только один, в Раахе.

Я человек простой, необразованный и обычно не очень понимаю современное искусство, но, честно говоря, это один из моих любимых памятников всей Финляндии. Ему очень идет именно это название, «Великое время» — у меня возникает ассоциации, как воля человека пронзает землю этого «Голодного края». И я действительно считаю времена Кекконена великими, наибольшим расцветом Финляндии в ее истории. Тогда страна строилась, росла, была полна оптимизма. В наши дни на смену этому пришла какая-то, на мой взгляд, апатия, безыдейность и стагнация. Надеюсь, не навсегда.

27. Сама церковь Каяани — третья по счету, была построена в 1896 году архитектором Юханом Якобом Аренбергом (Juhan Jacob Ahrenberg). Аренберг построил много чего хорошего в Финляндии, и в числе прочего разрабатывал проект реставрации Каянского замка. Церковь, как и вокзал, я считаю одной из самых красивых в стране.

28. Воинское кладбище у церкви.

29. И рядом памятник павшим за родину в 1939-1945, с немного странными пропорциями статуй.

30. Одна из центральных улиц.

31. Пешеходное пространство в центре маленькое, пара кварталов.

32. Центральная площадь с маленьким фонтаном. Слева — миниатюрная старая ратуша (1931, Карл Людвиг Энгель (C. L. Engel)). Во время бомбардировки в Зимнюю войну все здания вокруг были уничтожены, но ратуша сохранилась; в 1986 во время ремонта на чердаке нашли две зажигательные бомбы — одну взорвавшуюся, но потушенную, а вторую неразорвавшуюся, о которой никто не знал.

33. Идем к реке. На улице над набережной — памятник Элиасу Лённроту, автору «Калевалы», который, как мы говорили выше, проработал в Каяани уездным врачом двадцать лет, использовал эти места, как базу для своих этнографических поездок, и именно здесь и написал свою «Калевалу».

34. Ну, а дальше внизу на реке — островок с руинами Каянского замка. Через остров переброшен мост; он тут был вполне исторически, с самого начала, замок как раз охранял переправу. Современный мост построен на месте предыдущих в 1936.

35. В принципе, учитывая, что замок был взорван триста лет назад, а остатки долгое время растаскивались, от него осталось даже на удивление немало. Руины весьма живописны, и облик замка в них вполне угадывается. Ну и полазить можно, конечно :)

36. Впрочем, на самом деле руины подвергались реставрации, и не раз. К концу 19 века, когда к замку впервые проснулся интерес как к достопримечательности, руины были погребены под толстым слоем грунта и каменных обломков, а остатки стен были в очень плохом состоянии. Реставрировали тогда довольно по-простецки, грозящие обвалиться места подлатали просто кирпичом. Более качественные реставрации (когда кирпич заменили камнем) и археологические раскопки прошли в 20 веке. Сейчас замок состоит на балансе Лесного управления (Metsähallitus).

37.

38.

39. Памятник капитану Фиеандту на набережной — как упоминалось выше, в 1716 году он с гарнизоном из 50 человек шесть недель удерживал замок, осаждаемый четырехтысячной российской армией.

40. Невдалеке от памятника скакал молодой заяц.

41. Река Каяанинйоки — протока длиной в десяток километров, соединяющая каскад озер на востоке Кайнуу, в районе поселков Соткамо и Кухмо, с озером Оулуярви. В районе города и замка на реке было два мощных порога — один ниже замка, другой выше. В 20 веке на их месте построили, соответственно, две ГЭС.

На фото — нижняя ГЭС, Эммякоски (Ämmäkoski, фин. Бабкин порог). Она построена в 1917 году компанией Kajaani Oy, которой принадлежал местный целлюлозный комбинат и остальные предприятия лесной промышленности. Мощность — скромные 4.9 МВт. До сих пор работают старые генераторы 1917 и 1941 годов.

42. Вид на ГЭС снизу.

43. Так как река использовалась для перевозок дегтя в Оулу еще до строительства ГЭС, в обход порогов были построены к 1847 году два необычных узеньких шлюза для лодок с бочками дегтя. Шлюзы активно использовались 70 лет до естественного завершения дегтярного промысла; в 1915 году один из них был снесен, второй — законсервирован и закопан. Этот второй шлюз восстановили в 1984 году, как местную достопримечательность, и сейчас он во вполне рабочем состоянии.

44. Канал, продолжающий шлюз внизу.

45. Ниже ГЭС на реке справа видна старая гавань. Отсюда уже можно беспрепятственно плыть в озеро Оулуярви, начинающееся в нескольких километрах ниже по течению. Летом отсюда ходят круизы по Оулуярви, на старом, 1920 года, пароходе «Коута».

46. Еще у ГЭС и дегтярного шлюза стоит памятник местным егерям — тайно отправившейся в 1915 на учебу воинскому ремеслу в кайзеровскую Германию молодежи. Вернувшись в Финляндию после провозглашения ею независимости, егеря составили основной костяк сил белых в Гражданской войне 1918. Кто был в той войне прав, кто виноват — вопрос далеко не однозначный, но исторически егерей принято считать освободителями, вот и на памятнике — разорванная цепь.

47. Пойдем выше по течению. Аллея имени Хейкки Саволайнена (Heikki Savolainen, 1907-1997), местного олимпийского гимнаста, завоевавшего в общей сложности две золотые, одну серебряную и шесть бронзовых олимпийских медалей в 1930-50-х годах.

48. Еще один известный каянец, которого мы до сих пор не упоминали — Эйно Лейно (Eino Leino, 1878-1926), один из величайших финских поэтов и писателей. Он провел здесь детство и юность. К сожалению, с его творчеством я совершенно не знаком, я и художественную прозу-то на финском перевариваю с трудом (документальную свободно читаю), что уж говорить про поэзию.

49. А вот и вторая ГЭС, Койвукоски (Koivukoski, фин. Березовый порог). 1943 год, 6.5 МВт. Тоже изначально построена ради предприятий Kajaani Oy.

50. У этой ГЭС можно прямо подойти и заглянуть через огромное окно в машинный зал, что меня, конечно, привело в восторг.

На самом деле в Каяани есть еще и тайная третья ГЭС, Койвукоски-3. Вопреки названию, она расположена не у бывших порогов Койвукоски, а существенно выше по течению, почти у истока реки из озера Нуасъярви. Койвукоски-3 — туннельная ГЭС, на поверхности расположен только машинный зал посреди промзоны. Построена в 1995 году, 20 МВт.

51. Ну, а дальше совсем стемнело и мы пошли в центр, в какой-то скромный местный бар. Во второй части — Палтаниеми, предшествовавшее городу старое село на берегу Оулуярви, и вторая прогулка по Каяани.

Опубликовано: