Encyclopaedia Fennica

Валкеакоски

Назад: Каяани. Часть 2

Далее: Финляндия и война в Украине


Что ж, сначала, конечно, о ситуации. Пару лет назад я писал про город Наантали, сделав в начале поста отступление про то, что началась эпидемия коронавируса, и непонятно, что теперь будет с нами и с Финляндией и как с этим жить. Ну что ж — с коронавирусом мы прожили в итоге почти два года, прежде чем он, тьфу-тьфу, вроде как кончился; я уже даже потом удалил то отступление, потому что оно со временем стало вообще не в тему. Для меня это были очень тяжелые два года, несмотря на то, что напрямую коронаограничения меня затрагивали не так много. В числе прочего они привели к серьезному моему разочарованию в Финляндии и в целом в западном обществе, так как показали, как легко и с минимальными обоснованиями (или вовсе без попыток обоснований) могут ограничиваться самые разные элементарные права, под полный одобрямс народонаселения — ведь для хорошего дела все средства хороши!

И, конечно, уж никак не ожидал я, что после окончания (тьфу-тьфу) пандемии мы немедленно начнем вспоминать ее, как хорошие времена, на фоне угрозы того, о чем вообще человечество и думать забыло — Третьей Мировой войны!

Я написал в первые дни нападения России на Украину текст в свой телеграм-канал с мыслями на этот счет на тот момент. Я, как и многие, был уверен, что ни о какой войне не может быть и речи, что будет очередное бряцание оружием в попытке что-нибудь выторговать у Запада. А в итоге — имеем, что имеем. Мое мнение за прошедшие с того поста две недели не изменилось: это катастрофическое, гибельное решение, прежде всего — для самой России, и даже любые возможные завоевания во внешней политике будут пирровой победой. В моем решении уехать из России в конце 2017 не было ни капли политических причин; я давно считал, что в России, несмотря на все спорные моменты во внутренней и внешней политике, жить, в целом, можно и нужно и даже весьма неплохо, а эти спорные моменты жизнь едва ли затронут, если, что называется, принимать правила игры — да и где спорных моментов совсем нет? Ведь и в Финляндии тоже не все так просто, и медом не намазано. А после последней поездки в Россию, на Новый год-2022, после 2.5 лет, в течение которых я не приезжал из-за коронапандемии, я даже как-то проникся Россией, решил теперь почаще в нее ездить, в том числе в отпуска (поисследовать уже Карелию, Хибины, Урал, показать своей финской девушке наконец хотя бы Питер).

24.2.2022 все планы рухнули в одночасье, а последствия малодушия, моего и всех нас, россиян, стали, наконец, очевидными. Я, конечно, не берусь предсказывать, что будет теперь, и не хочу говорить, что все, России совсем конец. На момент написания этих строк не думаю, что Третья Мировая остается особо вероятной, и полагаю, что какое-то мирное решение в конце концов будет найдено, хотя разрушенные украинские города никуда не денутся, ассоциация «русский = оккупант» в мире никуда не денется, а Россия окажется надолго — возможно, на десятилетия — в крайней степени изоляции (даже если и откатят некоторые из наложенных на нее санкций). Но пока что все еще ничего не понятно и следует быть готовым к любым вариантам. И к тому, что полетят ракеты (сомневаюсь, что они в наш Тампере полетят, но в любом случае нам есть куда бежать в деревню), и к тому, что границы и интернет-связи с Россией могут оказаться наглухо закрытыми также очень надолго. Да и если не окажутся, сейчас введена такая цензура, что одним этим текстом я, небось, уже на статью себе наговорил :)

И да, я, конечно, порадовался, что оказался по эту сторону границы. И пока что радует реакция финских политиков и СМИ, активно призывающих не воспринимать как врагов русских вообще, и живущих в Финляндии русских — в частности. И никто из финских знакомых мне пока не сказал ни единого дурного слова, напротив, все выражали поддержку и сочувствие. Не пустой звук все-таки — западные ценности. В первые дни я ожидал намного худшего. Все, конечно, опять же еще может измениться (и бытовой русофобии в любом случае будет больше), но выглядит так, что я досижу-таки до своего финского паспорта, на который подался в декабре прошлого года, но ожидание обычно занимает 9-18 месяцев.

В общем, я люблю Россию и даже имел сочувствие к довоенным аргументам про Украину и НАТО и прочее, но сейчас ситуация показывает предельно однозначно, кто тут хороший, а кто плохой. Я отдаю себе отчет, что живя в Финляндии, я живу в западном инфопузыре, что Запад в широком смысле также является заинтересованной стороной в текущем конфликте, и что полной объективности в его освещении быть не может, а уж новостям с фронта и вовсе особо доверять не следует. Тем не менее, не Запад одномоментно вводит жесткую цензуру (до 15 лет за распространение «неправильных» сведений про войну! Штраф 30 тыс. за надпись «нет войне» на снегу!); не Запад напрямую врет (Россия же до последнего утверждала, что никакой войны не будет — и я верил!); не Запад напрямую угрожает миру применением ядерного оружия за вмешательство в «спецоперацию»; не Запад ограничивает распространение фото-видеосвидетельств очевидцев, из которых можно заключить, что война идет далеко не настолько по плану, как утверждает Россия; и не Запад, в конце концов, утверждает, что государственность другой стороны — историческое недоразумение. Да и у меня есть возможность сравнить, что пишут на Западе и что — в России, и сделать выводы. Это все, конечно, не означает, что Запад во всем прав; я против большинства его санкций, бьющих по простым россиянам — включая моих немногочисленных друзей в России и родителей — и уж точно против все более разгорающейся какой-то оголтелой стихийной кампании бойкота всего российского, от водки и до котов.

Так или иначе, я не могу поддерживать Россию в этой войне. Я не буду осуждать тех, кто поддерживает — у меня самого родители поддерживают. А ежели вам не нравится, что не поддерживаю я, можете меня не читать, я не обижусь. Продолжать писать о войне или вести интернет-срачи о ней у меня никакого желания нет. Но обозначить эту позицию считаю необходимым; сколько-то людей меня да читают.

Как, наверное, и очень многие, в первые дни войны я был в полном шоке, толком не мог работать и спать, почти не ел, только читал новости. Сейчас их поток уже чуть поубавился и я стараюсь вести более-менее обычное существование — что остается-то? Да и помимо рекордно подорожавшего бензина, повседневная жизнь у нас пока что никак ничем не изменилась (хотя в среднесрочной перспективе Финляндию, конечно, ждет очередной экономический спад от разрыва связей с Россией). Так что попробую продолжить писать про Финляндию, надо ж, опять же, чем-то заниматься. Надеюсь, мой сайт будет доступен в России и впредь :) А если нет, тогда, наверное, будет больше смысла писать только по-английски.


Итак, сегодня у нас на очереди город под названием Валкеакоски (Valkeakoski), что означает — «Белопорожье». Это промышленный городок-спутник Тампере, наподобие Нокиа, только поменьше (муниципалитет — 20.7 тыс., населенный пункт — 17 тыс.) и подальше от Тампере (35 км на юг, по старой дороге Тампере-Хельсинки — трассе 130). Как и Нокиа, он расположен у бывших мощных порогов на одном из водных путей бассейна реки Кокемяэнйоки, и, как и в Нокиа, градообразующим предприятием является ЦБК (только в Нокиа это лишь одно из предприятий, шинный завод Nokian покрупнее будет, а в Валкеакоски ничего более крупного нет).

Город Валкеакоски родился на землях волости Сяяксмяки (Sääksmäki, фин. Скопин холм, скопа — хищная птица). Это одна из древнейших волостей одной из древнейших финских провинций — Хяме (Häme) или Тавастия; люди жили здесь оседло и занимались земледелием уже в меровингский период (6-8 вв. н. э.). Место находится на пересечении водных путей: длинное озеро Пюхяярви, серпом изгибаясь от современного Тампере на севере, продолжается дальше на юго-восток другим длинным озером, Ванайявеси, в сторону современной Хямеэнлинны; а в районе Сяяксмяки через протоку Валкеакоски в него впадают с северо-востока воды озер Малласвеси, Ройне, Лянгельмявеси и множества других, образующих к востоку от Тампере сложный озерный лабиринт размерами примерно 50×50 км. На землях Сяяксмяки, всего в 5-7 км южнее современного Валкеакоски, располагалось Рапольское городище — самое крупное известное укрепление Железного века в Финляндии. Про Рапольское городище и его окрестности, включая средневековую Сяяксмякскую церковь, я уже писал несколько месяцев назад. По легенде, на месте той церкви когда-то была огромная ель, такая огромная, что в ее корнях мог укрыться пастух со стадом, а на вершине было гнездо скопы. Это все посчитали какой-то языческой хренью, ель срубили и построили церковь.

Но тем не менее Сяяксмяки долгое время оставался обычной сельской волостью, а на мощных, высотой 5.5 м, Белых порогах — Валкеакоски — было просто несколько мельниц и деревня. В 1869 году, однако, был построен Валкеакоскинский канал (Valkeakosken kanava) в обход порогов, с двумя шлюзами. Канал связал относительно крупные водные системы воедино и сразу стал активно использоваться для грузоперевозок. И уже спустя несколько лет, в 1871 году, три тамперца — конторщик, аптекарь и купец — основали у берегов канала завод древесной массы и бумажный комбинат, один из череды бумажных комбинатов, которые резво стали открываться в Финляндии в 1860-70-х. Компанию изначально назвали E. J. Granberg & C: o, в честь аптекаря, но вскоре переименовали в Walkiakoski. В 1880 на заводе стали впервые в Финляндии производить целлюлозу.

Компания Walkiakoski просуществовала как независимое предприятие относительно недолго, один раз успела обанкротиться, и с 1929 года стала частью концерна Yhtyneet Paperitehtaat (Объединенные бумажные заводы). Старый завод на острове Мюллюсаари сгорел в 1938 году и был перестроен заново чуть в стороне, на берегу канала; с тех пор он известен как ЦБК Тервасаари (Tervasaaren paperitehdas). ЦБК действует по сей день, принадлежа ныне лесопромышленному концерну UPM-Kymmene.

У ЦБК, по берегам канала и протоки между озерами, и вырос небольшой промышленный городок, история которого в остальном была не слишком примечательна. Валкеакоски сильно пострадал в Гражданской войне; здесь погибло больше всего жителей в процентном соотношении во всей стране. В 1922 году Валкеакоски отделился от муниципалитета Сяяксмяки в статус местечка (kauppala), в 1963 получил статус города, а в 1973 старый муниципалитет Сяяксмяки была ликвидирован и присоединен обратно к Валкеакоски.

На данный момент город можно считать дальним пригородом Тампере. До Тампере ехать с полчаса на машине по хорошим дорогам, неплохая и автобусная связь — ежечасно, а в часы пик и чаще, до автовокзала Тампере идет автобус номер 60, 47 мин в пути. Летом 2021 Валкеакоски присоединился к системе транспорта Тампере и пригородов Nysse, оказавшись в тарифной зоне D; теперь сюда ехать дешевле и удобнее. Я, впрочем, бывал в Валкеакоски пока только на машине.

Этот город, скажем сразу, не особо интересен архитектурой, но мне всегда нравилось его расположение — на берегах протоки и канала, под боком большого ЦБК. Конкретно про Валкеакоски я сейчас пишу еще и потому, что он стал первым городом, центр которого я немного поснимал с воздуха: я наконец-то обзавелся дроном (DJI Mini 2), точнее, мне его подарили на день рожденья, и теперь мне наконец-то подвластно ЦАРСТВО ВОЗДУХА! Надеюсь, я не разобью его за первые же несколько полетов, я и тут-то чуть не высадил батарею в околонулевую мартовскую погоду.

1. На этом фото, собственно, большая часть центра Валкеакоски и видна. Посередине центральная площадь; слева протока Валкеакоски с каналом, ГЭС и мостом; на заднем плане ЦБК.

2. Площадь более крупным планом. Март, конечно, скверное время — днем плюс и тает, ночью минус и подмерзает, на тротуарах и парковках лед, посыпать камешками помогает слабо. Дороги хотя бы уже оттаяли и местами подсыхают. А на газонах — валы грязного снега. В общем, только издали с воздуха и снимать в такое время года.

3. Фото с грешной земли у меня с другого сезона — декабрь 2020 — тогда было посимпатичнее :)

4. В центральную площадь упирается центральная улица, незамысловато называющаяся Главной улицей (Valtakatu).

5. Застройка центра, как и было сказано, не блещет особыми изысками.

6. На главную площадь выходит местный ТЦ, Koskikara. По-русски это означает «оляпка»; это, если вы не знали, птичка такая, также известная как водяной воробей — живет по берегам рек, может бегать по мелководью и даже нырять. В Финляндии оляпка не особо распространена, но с городом, основанным у речных порогов, вполне может ассоциироваться.

7. Гипермаркет в городе только одной сети, «К-Ситимаркет», по другую сторону площади; «Призмы» в городе нет. В относительно новом здании в числе прочего сейчас действует также городская библиотека.

8. В торце упирающейся в площадь небольшой улочки виден городской театр, очень маленький, но гордый, действующий в специально построенном для него симпатичном деревянном домике с 1909 года.

9. Гидроузел Валкеакоски состоит сейчас из довольно большого шлюза и ГЭС. Изначально канал был прокопан дугой в обход порогов, и имел два маленьких шлюза по 35 м длиной. В нынешнем виде канал, с шлюзом 145 м, построен в 1955 году, после чего старый канал был засыпан.

10. Нижние ворота шлюза. Канал активно использовался для лесосплава до конца 1960-х, после этого и по сей день осталось только прогулочное судоходство. Через канал можно дальше доплыть до поселков Пялкяне, Хаухо, Оривеси, Лянкипохья. Тут мелко, фарватеры в основном 1.5 м.

11. Вид сверху.

12. ГЭС Валкеакоски построена одновременно со шлюзом, в начале 1950-х — тогда же, по всей видимости, пороги как таковые и были уничтожены. Мощность ГЭС не превышает 3 МВт, она нужна больше для регулировки уровня озерной системы выше по течению.

13. Через стеклянные ворота стоящего на отделенной от нас шлюзом территории здания ГЭС хорошо виден генератор.

14. Вид с автомобильного моста. Справа на берегу — здание старого завода, в котором сейчас расположен городской и заводской музей, музей Мюллюсаари (Myllysaaren museo), в котором я, как обычно, до сих пор не побывал, несмотря на то, что он круглогодичный и бесплатный. В этом же здании действует Финляндский музей футбола — город, как я понимаю, в плане футбола (не самого в целом популярного в Финляндии вида спорта) относительно заметный.

15. Занятный памятник работникам бумажной промышленности перед музеем.

16. В отличие от многих других финских промышленных городков, в Валкеакоски, помимо этой пары зданий старого завода на Мюллюсаари, особо интересного промарха нет. В 2000-х по крайней мере еще частично откопали тот старый канал, который построили в 1860-х, чтоб был достопримечательностью; тут немного видно, но более наглядного фото у меня что-то нет.

17. Но зато вполне эффектно выглядит и современный ЦБК Тервасаари, стоящий на северном берегу ниже канала.

18. С воздуха тоже ничего :)

19. Через протоку Валкеакоски в городе переброшен всего один автомобильный мост, под, опять же, незамысловатым названием Большой мост (Isosilta). Плюс один за городом на трассе 130, да в городе пара пешеходных.

20. Красивый висячий пешеходный Проточный мост (Putaansilta) недалеко от автомобильного.

21. Статуя Марьятты в сквере Лепянкорва (Lepänkorvan puisto) рядом с пешеходным мостом. Марьятта (Marjatta) — персонаж из последней руны (главы) «Калевалы», непорочная дева, родившая младенца, которому было суждено стать новым королем Карелии, и из-за которого вековечный Вяйнямёйнен, богатырь и первый человек на Земле, уплыл навеки за море. То есть, стало быть, «Калевала» завершается переходом от языческой эпохи к христианству, а Марьятта — это дева Мария. Статуя, установленная в Валкеакоски в 1999 году, является копией более старой статуи Эмиля Викстрёма (Emil Vikström, 1864-1942), одного из известнейших финских скульпторов. Викстрём прожил большую часть своей жизни в усадьбе Висавуори, по другую сторону озера от Валкеакоски; сейчас там действует его дом-музей.

22. В том же сквере — памятная табличка Юусо Валдену (Juuso Walden, 1907-1972), горному советнику, генеральному директору концерна Yhtyneet Paperitehtaat в 1940–1969 годах. Валден работал на заводе в Валкеакоски до вступления в должность гендиректора, и перенес сюда же в Валкеакоски главный офис компании. В городе он свое время был царь и бог, был на короткой ноге с президентом Кекконеном и принимал у себя Тито, Ворошилова, Никсона и британского премьер-министра Макмиллана.

23. И еще памятник, столетию Валкеакоскинского канала.

24. У сквера пришвартован пароход «Велламо», старый буксир. Вроде бы его можно арендовать для частных круизов, не уверен. Сейчас летом из Валкекоски ходят круизы в дом-музей Висавуори, в поселки Тойяла и Пялкяне, на винодельню Рённвик, но все на более традиционном маленьком теплоходике «Бродяга» (Kulkuri).

25. Чуть ли не единственные замеченные в городе современные многоэтажки.

26. Сделаем круг вдоль берегов Валкеакоски. Чуть дальше от центра располагается довольно брутального облика церковь. 1969 год, архитектор Вейкко Ларкас (Veikko Larkas) — он построил целый ряд церквей, по форме похожих на средневековые каменные церкви Финляндии, но по облику функционалистских/модернистских. Я неиронично большой фанат.

К сожалению, местный приход решил снести церковь несколько лет назад. Пока что обжалование решения в судах еще не закончено. Церковь требует дорогостоящего ремонта, с которым заморачиваться не хотят, а хотят вовсе ограничиться в Валкеакоски одной кладбищенской часовней. Но де-факто она в любом случае в последние годы закрыта, виден забор.

27. Церковь с воздуха.

28. Тоже немолодая гостиница на берегу.

29. Дальше начинается небольшой, но весьма живописный лесопарк.

30. Посреди которого — маленькое озерцо Кирьяслампи (Kirjaslampi, фин. Пестрый пруд) с не менее маленьким водным стадионом.

31. Хорошо в начале зимы, когда снежком еще только-только присыпает немного, и он не мешает гулять по природе. (Ну, здесь в лесопарке, конечно, и зимой основные дорожки будут чистить.)

32. А дальше в эту сторону город, собственно, заканчивается, и начинается крупное озеро Малласвеси (Mallasvesi, фин. Солодовые воды); впрочем, его размеры отсюда не особо очевидны. Фарватер здесь проходит через небольшой открытый канал Апиа (Apian kanava). По мостику над ним мы можем перейти на другую сторону и пойти обратно в сторону центра.

33. С мостика хорошо виден бывший завод Сятери (Säterin tehdas) на полуострове Кирьясниеми (Kirjasniemi, фин. Пестрый мыс). Это завод синтетического волокна, действовавший в 1941–2013 годах. Он принадлежал разным владельцам, со временем оказался в азиатских руках, которые его и разорили — довольно скандальные были разборки потом с кредиторами, а работу потеряло более 300 человек. Завод с тех пор заброшен, в 2019 на нем был крупный пожар. Но отсюда издали выглядит все как ни в чем не бывало.

34. Путь обратно в центр по другому берегу более длинный, но не особо примечательный. Ближе к центру здесь находится, к примеру, городской бассейн.

35. Перед которым почему-то стоит памятник лесосплавщику.

36. В старом маленьком домике у бассейна с прошлого года работает летняя кофейня Mokka-Pirtti, в честь кофейни из тамперской комедийной передачи Kummeli, один из скетчей которой был про полицейских из Валкеакоски.

37. Рядом — таблички с расстояниями до городов-побратимов. Российский город-побратим Валкеакоски — Сокол, третий город Вологодской области после Вологды с Череповцом. Может, и сняли уже табличку… Сейчас уже несколько финских городов заявили, что разрывают отношения городов-побратимов с российскими.

38. Ряды унылых торгово-офисных зданий.

39. Вот они с воздуха, на левом берегу.

40. Автостанция.

41. Старая библиотека закрыта — помните, я упоминал, что теперь она в здании гипермаркета. Тут в 2020 я ее еще застал, но к настоящему моменту часть ее снесена и перестраивается, часть реконструируется — будет досугово-учебный центр.

42. Скульптура «Мальчик и окунь» перед библиотекой. Тоже работа Эмиля Викстрёма.

43. Уходящая в сторону Сяяксмякской церкви и Рапольского городища дорога.

44. Городская администрация.

45. Чуть углубившись в кварталы за администрацией, можно найти типовой музей — старое крестьянское хозяйство.

46. Какая-то адская машинка из одного из сараев музея. Такие музеи летние, вне сезона можно просто побродить вокруг домов да позаглядывать в окна.

47. Перейдем снова протоку по Большому мосту и сделаем еще один круг по примыкающим к центру с севера кварталам.

48. Скульптура лыжника у моста.

49. Бывший дом смотрителя канала, используется для мероприятий.

50. Указатель велосипедных маршрутов. В окрестностях Тампере довольно хорошая сеть веломаршрутов — к северу от Тампере Näsi, в честь озера Нясиярви, а к югу — Pyhä, в честь озера Пюхяярви.

51. Проходим мимо завода, дальше — запущенный парк, в котором стоит памятник на месте, откуда отправлялись валкеакоскинцы на Зимнюю войну и Войну-Продолжение.

52. Под крупной дорогой-въездом в центр со стороны Тампере — неожиданно капитальный туннельчик на пешеходной дорожке, ведущей как будто бы в никуда. Возможно, здесь проходила когда-то железнодорожная ветка, но по современной карте трудно предположить, куда бы она могла вести. Известно, что на заводе Мюллюсаари когда-то (в 1900-1950-х годах) была заводская узкоколейка 600 мм, но ее карт не сохранилось.

53. Заводской футбольный стадион.

54. Несколько одинаковых и довольно роскошных домов на въезде в город со стороны Тампере. Возможно, здесь жило заводское начальство.

55. Котельная. Это мы уже на окраинах совсем.

56. Ж/д станция Валкеакоски. Железная дорога пришла в город довольно поздно, в 1938 году — 18-километровая тупиковая ветка от узловой станции Тойяла (Toijala) на Главном ходу Хельсинки-Тампере (от Тойялы же ответвляется линия на Турку, по которой ходят поезда Турку-Тампере). Пассажирское движение на ней не прижилось и было закрыто уже в 1956 году (возможно, из-за неудобного расположения станции), но как минимум ЦБК Тервасаари пользуется железной дорогой по сей день.

57. Бывшее станционное здание тоже совершенно без изысков.

58. Еще один относительно крупный местный завод — гофрированного картона и упаковки. Действует с 1933 года, сейчас под названием Adara и в эстонском владении.

59. Еще улочка с хорошими старыми частными домами.

60. Спорткомплекс и домик не очень ясного назначения.

61. Валкеакоскинская больница — филиал Тамперской больницы TAYS. Городок таких размеров в наши дни не так уж часто все еще имеет собственную больницу.

62. Фундамент старой церкви, действовавшей в 1910-1969. Церковь не сгорела, ее мирно снесли после строительства другой, но место застраивать не стали.

63. Школа.

64. Комплекс зданий дома престарелых, вроде бы.

65. Что ж, обратно в центр.

66. И на этом знакомство с очередной мухосранью Финляндии мы завершаем :)

Опубликовано: