Encyclopaedia Fennica

Форсса

Назад: Поход на Сокости в национальном парке Урхо Кекконена

Далее: Паровоз Укко-Пекка на станции Сиуро


Три крупнейшие городские агломерации Финляндии — Хельсинки, Тампере и Турку — образуют на юго-западе страны почти равносторонний треугольник, со стороной около 160 км. Его часто зовут «треугольником роста» (kasvukolmio); на эти три города с их окрестностями приходится примерно половина населения страны и более половины ее ВВП.

Ну, а если мы отправимся в центр этого треугольника, куда мы попадем? А попадем мы в небольшой город Форсса (Forssa), один из самых симпатичных малых индустриальных городов Финляндии. Его градообразующее предприятие — текстильный комбинат, — однако, давно закрылось, и Форсса сейчас испытывает демографический упадок; население с более 20 тыс. в середине 1980-х снизилось до 16.7 тыс. и продолжает падать. Но производит город все же приятное впечатление; он оказался значительно более живым, чем я ожидал.

Для меня этот город стал одним из последних в Финляндии — скажем так, последний, в котором было что посмотреть. У меня есть список из еще примерно полутора десятка мелких городков, относительно значимых по тем или иным причинам, но я в принципе знаю, что все они уже будут визуально обыденными и малоотличимыми друг от друга. Форсса оставалась последнем непосещенным городом, который имел какую-то любопытную историю и архитектуру.

До Форссы ехать на машине из моего Тампере около 90 км, из Хельсинки было бы чуть дальше. Поезда в Форссу не ходят (хотя железная дорога когда-то была — расскажем про нее ниже), город стоит у пересечения двух важных автодорог — трасс 2 (Хельсинки-Пори) и 10 (Турку-Хямеэнлинна). Из Хельсинки и Турку соответственно есть прямые автобусы вдоль этих трасс, а из Тампере автобусом надо ехать с пересадкой в славном городке под названием Хуйттинен.

Административно Форсса относится к региону Тавастия, или Собственно Тавастия, или Канта-Хяме (Kanta-Häme). Когда-то Тавастия была родиной одного из трех первоначальных финских племен — тавастов, или хяме, или еми. К исторической Тавастии относились широкие площади вглубь страны, включая также современные области Пяйянне-Тавастия (Пяйят-Хяме), Центральная Финляндия, и части Пирканмаа и некоторых других. Центром ее был замок Хямеэнлинна, или Тавастехус, в стратегическом месте на озере Ванайявеси — некогда главном водном пути вглубь Финляндии. Современная же Тавастия не очень велика, по площади лишь чуть больше Центральной Остроботнии, а ее столица, город Хямеэнлинна, сильно меркнет на фоне как Хельсинки, так и выросшего в несколько раз больше ее северного соседа — Тампере.

Форсса расположена на западе Тавастии, на речке Лоймийоки (Loimijoki), вытекающей в нескольких километрах выше города из озера Пюхяярви (Pyhäjärvi, фин. Святое озеро, крайне распространенное название). Лоймийоки течет от Форссы на северо-запад среди плодородный полей в сторону упоминавшегося выше Хуйттинена; на восток же от Форссы начинаются Таммельские возвышенности, район километров в 30-45 шириной, необычно редконаселенный для Южной Финляндии ввиду болотистости, рельефности и малопригодности для земледелия. Зато там красивая природа; почти рядом с Форссой расположено сразу два национальных парка, Торронсуо (Torronsuo) и Лиесъярви (Liesjärvi), а также «народный парк» Саари (Saari, Saaren kansanpuisto). Про эти места, вероятно, следует потом сделать отдельный пост.

Таммела (Tammela) означает «Дубовое»; на землях этой старой волости в 1847 году и была основана прядильная фабрика, вокруг которой вырос промышленный городок, в 1923 году отделившийся от Таммелы в статус местечка (kauppala), а в 1964 получивший статус города. Само село Таммела ныне находится всего в 5 км восточнее Форссы и фактически является ее пригородом. Хотя Таммела и Форсса всегда были чисто финскоязычными местами, название Форсса, очевидно, шведское, от слова fors — «пороги». Оно пошло от названия прядильной фабрики, построенной на порогах Лоймийоки; даже не помню других таких городов, названных в честь собственного завода. В финском языке вообще нет звука F, и местные обычно зовут свой город «Ворсса», а написание «Vorssa» встречается в вывесках многих бизнесов.

В современную Форссу входит также большая часть бывшего небольшого сельского муниципалитета Койярви (Koijärvi) на севере. С озером Койярви, в честь которого был назван муниципалитет, связаны корни современной партии Зеленых и финского природоохранного движения в целом; в 1979 году озеро, совсем мелководное и заросшее, но поэтому же и представляющее собой ценнейшую территорию гнездования птиц, землевладельцы хотели полностью осушить и уже приступили к этому, углубив сток озера, а активисты-молодежь построили там дамбу и стали привязывать себя к ней. Ну, про эту историю можно будет рассказать как-нибудь отдельно (спойлер: озеро таки спасли), я пока что в Койярви не заезжал.

Я побывал в Форссе прекрасным, хотя и пасмурным и сыроватым, октябрьским днем. Давайте же по ней прогуляемся.

1. И начнем мы с территории старого завода. Текстильный комбинат в Форссе состоял из прядильной (kehräämö) и ткацкой (kutomo) фабрик. Прядильная более старая и находится в самом центре города, ткацкая от нее отстоит почти на километр к юго-востоку. Обе фабрики давно не действуют, но большинство построек сохранились и теперь сдаются для других целей. На фото — бывшее главное здание прядильной фабрики, с которой и началась история Форссы в 1874 году. Ныне в нем размещается местный филиал Тавастского политехнического института (Hämeen ammattikorkeakoulu, HAMK). Тут обучают около 600 человек на медсестер, бакалавров делового администрирования (по-фински это одним словом зовут — «траденоми») в области… гм… лошадей (честно не знаю, они скачки учатся устраивать или что?), и пару других специальностей. Еще в здании действует ресторан «Старый красильщик» (Vanha värjäri).

2. А рядом со зданием фабрики — памятник ее основателю. Аксель Вильгельм Варен (Axel Wilhelm Wahren, 1814-1885) родился в Стокгольме, в еврейской купеческой семье (корнями из Мекленбурга в Германии). Обучившись у дяди красильному делу и став подмастерьем, он попутешествовал по Европе и понабрался уму-разуму на разных текстильных производствах, но в итоге осел в 1838 году в Финляндии, и тогда же крестился в лютеранскую веру. Для начала он арендовал не очень большую кружевную фабрику в Йокиойнене, немного на запад от современной Форссы, у Йозефа Бремера (Josef Bremer), хозяина Йокиойненского поместья и видного финского промышленника, который более прославился как владелец Хёгфорсского завода в Карккиле. Под руководством Варена фабрика, к тому времени уже морально и физически устаревшая, была модернизирована и стала крупнейшей кружевной фабрикой страны, а сам Варен неплохо на этом разбогател. Фабрикой он управлял до 1852 года, но уже в 1847 смог открыть свое дело — ту самую прядильную фабрику, на порогах Кухаланкоски на реке Лоймийоки, всего в 10 км от Йокиойнена.

Ткацкую фабрику Варен основал в 1854 году — немного выше по течению реки, чтобы удобнее было по реке и озеру Пюхяярви сплавлять для нее лес; ткацкая фабрика работала не на водяных колесах, а на паровых машинах. А в 1859 году он объединил обе фабрики в одну компанию Forssa, которая оставалась независимой до 1934 года.

3. Главное здание фабрики было сильно перестроено после пожара в 1872 году, а в наиболее аутентичном состоянии осталось здание слева, склад хлопка, который тоже был одной из первых построек фабрики. В здании сейчас располагается городской музей (куда я не заходил). Труба значительно более новая, перед ней на бывшей заводской площади теперь действует летнее кафе.

Самые старые дома рабочих расположены на ведущей к фабрике улочке Wahreninkatu (ул. Варена), заканчивающейся у музея, но их я как-то пропустил.

4. Еще одно довольно раннее здание — красильный цех. Там тоже сейчас образовательные учреждения, в том числе училище «Варен» (Wahren-opisto), учебный центр для взрослых города Форсса.

5. Фабрика расположена почти что в излучине Лоймийоки, реки довольно небольшой (по крайней мере в верховьях) и весьма мутной, хотя и не грязной. Посередине видна плотина ГЭС.

6. Вид сверху плотины. Изначально плотина использовалась для прямого привода машин; здание ГЭС, слева, построено в 1877 году. Именно как ГЭС она начала работать с 1900-х годов. ГЭС была закрыта в 1970-х годах, но восстановлена в 2010 году и сейчас снова вырабатывает электричество в сеть, хоть и совсем мало — мощность ГЭС составляет 0.1 МВт, до 0.2 МВт в половодье.

7. Рядом с Форссой, кстати, и в наши дни располагается очень интересная электростанция — резервная. Ее распределительное устройство видно на выезде из города в сторону Йокиойнена, справа на заднем плане виднеются постройки самой электростанции. В Финляндии около 1200 МВт резервной мощности, но в основном это старые маломощные энергоблоки, выведенные из регулярной эксплуатации, а эту ТЭС построили специально как запасную в 2013 году, на мазуте, мощностью 338 МВт. Электростанция может быть запущена удаленно в течение 15 мин в случае каких-либо проблем в национальной электросети, например, внезапного отключения одной из других электростанций. Расположение в Форссе выбрано для резервной ТЭС, потому что это один из важнейших узлов электросетей страны в целом — здесь сходятся несколько 400-киловольтных ЛЭП. Пробные пуски производятся регулярно, но и «боевые» — не такая уж и редкость, в основном весьма кратковременные.

Помимо резервных электростанций быстрого запуска, еще несколько ТЭС общей мощностью около 300 МВт определены как резерв мощности для зимних морозов. Потребность в них возникает крайне редко.

8. Но ладно, мы отвлеклись, вернемся к прядильной фабрике. Практически прямо от плотины уже начинаются лодочные пристани. Хотя, казалось бы, куда здесь особо плавать — вверх по Лоймийоки да по озерам Пюхяярви и Куйваярви — а они тоже не то чтоб сильно большие.

Здесь любопытнее небольшое промышленное кирпичное здание слева на заднем плане — это действующая мельница. Когда Варен собрался строить здесь свою фабрику, мельница на этом месте уже была (минимум с 16 века), так что ему нужно было как-то выкупать ее или договариваться с ее владельцами — крестьянами из округи. Варен предложил, чтобы мельница отошла ему, он бы ее снес, построил бы свой завод и рядом новую мельницу, которую он бы в дальнейшем содержал и обслуживал, а бывшие хозяева мельницы сохранили бы право ею пользоваться. На том и порешили в 1844 году.

Любопытнее тут тот факт, что договор между Вареном и владельцами мельницы действует до сих пор. Мельница на фото построена в 1912 году (и работает на электричестве), справа от нее виден желтый домик мельника. Фабрика закрылась, но здания теперь принадлежат городу, и город же отвечает за функционирование мельницы. И потомки изначальных крестьян имеют право ей до сих пор пользоваться, уж не знаю, как это осуществляется на практике и есть ли в этом практический смысл.

9. ГЭС вырабатывала энергию не только для завода, но и для первой в Финляндии (по другим данным третьей, но какие тогда первые две — я не нашел) электрифицированной железной дороги. Форсса осталась немного в стороне от главных железнодорожных направлений, и ветка в нее появилась в 1898 году — узкоколейная. Построил ее не завод в Форссе, а уже упоминавшееся Йокиойненское поместье; к тому времени поместье действовало как акционерное общество, под управлением Юхана Маннергейма (Johan Mannerheim, 1868-1934, младший брат маршала Маннергейма, с 1904 до конца жизни жил в Швеции), и в нем действовали сахарная и гвоздильная фабрики. 22-километровую железную дорогу колеи 750 мм построили от станции Хумппила (Humppila) на магистральной линии Турку-Тойяла[-Тампере], через Йокиойнен до Форссы. Соответственно, по ней вывозили продукцию из Йокиойнена и Форссы, и в Хумппиле перегружали в вагоны обычной колеи.

На Йокиойненской узкоколейке, разумеется, работали обычные узкоколейные паровозы, но в Форссе ее продолжили как заводскую узкоколейку между цехами — вот она-то и была электрифицированной, напряжением 500 В. На узкоколейке действовали два маленьких электровоза, оба германской постройки — Orenstein & Koppel (1899) и Siemens (1905).

Йокиойненское поместье в 1919 году было продано финляндскому государству, а узкоколейка стала частью Государственных железных дорог, VR. Активнее всего она использовалась в войну, когда на Йокиойненской фабрике производилась вся потребляемая финской армией колючая проволока, а в Форссе — ткань для обмундирования. Помимо паровозов, со временем стали использоваться несколько мотовозов и автомотрис. Пассажирское движение, существовавшее на железной дороге с первых лет, прекратилось в 1954 году.

А в 1974 году узкоколейка полностью закрылась — перегрузка на станции Хумппила со временем стала совсем невыгодной. После этого две трети ее были быстро разобраны — от Йокиойнена до Форссы, и от Хумппилы до станции Минкиё. Соответственно, остался только заброшенный 6 км участок Минкиё-Йокиойнен. Годом раньше прекратила существование и электрификация на заводской узкоколейке Форссы; один из электровозов, тот, что поновее, вышел из строя от удара молнии, и восстанавливать его уже не стали, а сняли контактную сеть и перешли на мотовозы.

Местные железнодорожные энтузиасты стали планировать выкупить железную дорогу еще до ее закрытия, и к 1978 выкупили участок Минкиё-Йокиойнен и смогли возобновить музейное движение. Узкоколейка стала музейной. К 1994 году ее сумели восстановить до Хумппилы, но в обратную сторону, до Форссы, участка так и нет. Узкоколейка шла через центр города, и к настоящему моменту почти вся ее трасса застроена и неразличима на местности. Разве что улица, которая вела к вокзалу, сохраняет название Rautatienkatu — Железнодорожная.

Заводская же узкоколейка действовала, в итоге, до 1983 года — дольше всего продержалась на лесопилке, размещавшейся рядом с ткацкой фабрикой и тоже входившей в компанию Forssa. Более старый из электровозов в 2000 году восстановлен (ну, подкрашен) и поставлен тут в павильоне на территории прядильной фабрики. А более новый, тот, что подбило молнией — в музее Йокиойненской узкоколейки на станции Минкиё.

На Йокиойненской узкоколейке я, к сожалению, до сих пор не был, хотя и хотел этим летом. Это самая известная действующая музейная узкоколейка Финляндии (ну, собственно, она всего одна из двух — есть еще весьма малоизвестная Ковйокская близ городка Нюкарлебю в Остроботнии — где я таки был). Кататься на поездах можно в июле–августе, в другое время года покатушки могут быть по праздникам иногда. Желающие могут ознакомиться с их сайтом (на английском).

10. Один из оставшихся от железной дороги артефактов — мост через Лоймийоки, ближе к ткацкой фабрике, сейчас использующийся как пешеходный.

11. Старая прядильная фабрика прекратила работу еще в 1980 году. Здания перешли в собственность города, тогда открылся музей, а, к примеру, в здании бывших столярных мастерских слева — городская библиотека и музей естественной истории.

12. Существенно дольше продолжала действовать ткацкая фабрика, к которой мы сейчас и переместимся. Но тоже до наших дней не дожила. Большое низкое здание автоматизированного ткацкого цеха, справа, было построено в 1950–1951 годах; в свое время цех был гордостью всей страны. Производство в нем закрылось в 1996 году, а в 2002 он был перестроен в гипермаркет. Что ж, не самый худший возможный итог — теперь жители Форссы могут закупаться в довольно уникальном «К-Ситимаркете», и облик здания сохранился.

13. Внутри, правда, кроме формы крыши, ничего особо не напоминает о промышленном прошлом.

14. Этот вид можно с первого взгляда спутать с Тампере — там практически в центре тоже располагается красивая старая фабрика из красного кирпича с большой вывеской Finlayson на крыше.

Компания Finlayson была долгое время крупнейшим предприятием текстильной промышленности в Финляндии. Хотя это тот случай, когда название на «Fin-» с Финляндией на самом деле не связано: основателем компании был шотландец Джеймс Финлейсон (James Finlayson, 1772-1852), смолоду работавший на текстильных фабриках Глазго и добившийся там достаточно высоких должностей. В 1798 году была основана Императорская Александровская мануфактура в Петербурге, для работы на которой пригласили ряд специалистов из Британии — управляющим был Александр Вильсон, тоже шотландец, а Финлейсон стал главным механиком; на этой должности он тоже преуспел и был лично знаком с Александром I. Финляндией он заинтересовался в 1819 году в ходе поездки с миссионером Джоном Патерсоном — Финлейсон был весьма набожен и принадлежал к лютеранскому движению квакеров. В том же году император побывал в Тампере — молодом городке, основанном всего сорока годами раньше, и на тот момент еще совсем захолустном. Водопады мощной протоки Таммеркоски между двумя крупными озерами, находившейся в самом центре города, однако, так и просились, чтоб их энергию использовали для чего-нибудь полезного. И в 1820 году Финлейсон получил разрешение построить производство машин для текстильной промышленности на Таммеркоски.

Таким образом, Finlayson стал первым тамперским заводом, а самого Финлейсона в принципе вообще можно считать отцом промышленной революции в Финляндии — до него ничего сложнее железоделательных заводиков и мелких мануфактур тут ничего не было. Правда, при самом Финлейсоне завод не то чтоб сразу начал процветать; с производства машин для текстильной промышленности, на которые не было покупателей, пришлось вскоре перейти на собственно производство текстиля, и дело заладилось только к концу 1820-х — началу 1830-х. Уже в 1836 Финлейсон продал завод выходцам из Ревеля, купцу Карлу Самуэлю Ноттбеку и лейб-медику Георгу (Егору) Рауху, а сам вскоре вернулся на родину, где умер бездетным в 1852. Но его имя предприятие так и носит по сей день.

К 20 веку Finlayson и Forssa стали главными конкурентами друг для друга, но в конечном итоге Forssa это соревнование проиграла, и в 1934 году Finlayson выкупил большую часть акций Forssa. Названием новой компании стало и оставалось до конца 20 века Finlayson-Forssa, а производство в Форссе, главным козырем которого к тому времени был набивочный цех (набивка — печать по ткани), конечно, продолжилось. Ко второй половине 20 века Finlayson-Forssa стала практически монополистом в Финляндии, купив также, в частности, хлопчатобумажные комбинаты в Ваасе и Пори.

Но, к сожалению, ничто не вечно, и к концу 20 века текстильная промышленность стала одной из первых отраслей, которыми стало выгоднее заниматься в странах с более дешевой рабочей силой. Старый завод Finlayson в центре Тампере закрылся в начале 1990-х. Но куда более тяжко новые тенденции вдобавок с финляндским экономическим кризисом 1990-х сказались на маленькой Форссе, и после закрытия ткацкой фабрики город еще долго страдал от уровня занятости, необычно низкого для его географического расположения в «треугольнике роста». Впрочем, сейчас вроде бы ситуация сильно улучшилась — буквально месяц назад писали в новостях, как в Форссе теперь уже не могут найти работников.

На территории бывшей ткацкой фабрики у Finlayson тем не менее оставалось производство рабочей одежды (выделенное в отдельную компанию) и домашнего текстиля. И то и другое закрылось в 2009 году, когда закончились заказы на одежду от Оборонительных сил Финляндии. Остались только модельеры и логистический центр; последний закрылся в 2019, а что с модельерами, не знаю. Здания сдаются различным бизнесам.

Ну, и фирменный магазин Finlayson остался. Finlayson остается одним из самых известных финских брэндов — сейчас в основном домашнего текстиля. Но производство сейчас все ведется в других странах, в частности, в Турции и Южной Европе.

15. Бывшая фабрика. Производства в Форссе, конечно, остались: главным образом пищевая промышленность (теперь крупнейший сектор) и производство стройматериалов, в частности минеральной ваты. Но не здесь, а за городом.

Вообще, не следует думать, что в Финляндии в целом такая уж ужасная деиндустриализация, что все-де делают давно в Китае, а тут только в офисах бумажки перекладывают. Нет, напротив, это до сих пор весьма промышленная страна, по европейским меркам во всяком случае. Но, во-первых, теперь это в основном или «производство средств производства» — всякая сложная техника, тяжелое машиностроение и так далее — либо, наоборот, такие вещи, как лесная, бумажная, химическая промышленность, металлургия, привязанные к источникам сырья. А брэнды ширпотреба, с которыми сталкивается человек в повседневной жизни — те да, за редкими исключениями производятся сейчас в более дешевых странах. Во-вторых современные заводы не играют такой центральной роли в жизни городов и в структуре общества, да и находятся не на виду, а в промзонах на окраинах. Ну, и трудоустраивают не так много людей — все автоматизировано, что можно.

16. Набережная реки вдоль завода, по-видимому, недавно облагороженная. Видна заводская водонапорная башня (1907), а рядом с ней через реку переброшен трубопровод, по которому раньше шел пар с заводской ТЭЦ.

17. Для обитателей офисов недавно построили зарядки для электромобилей. Финны не особо горят желанием пересаживаться на электромобили (в первую очередь из-за их дороговизны), но зарядки для них в последние годы таки начали более-менее широко распространяться.

18. ТЭЦ на другом берегу (1923), сейчас здание, по-видимому, не используется.

19. Дальше была территория лесопилки, от которой не осталось ничего — на ее месте построили гипермаркет «Призма». «Призма», да и «К-Ситимаркет» выглядят немного великоватыми для 17-тысячного города, с другой стороны, это единственные гипермаркеты внутри треугольника Хельсинки-Тампере-Турку и есть; наверняка в Форссу ездят за покупками с достаточно широкой территории.

20. На этом мы остатки Форссанского комбината в общем-то и осмотрели, а теперь можно прогуляться по остальному городу. Вернемся к прядильной фабрике. Вниз по течению Лоймийоки от нее тянется приятная парковая полоса.

21. В это время года, конечно, любой парк красив.

22.

23. Чуть дальше — район новых частных домиков.

24.

25. Ниже по течению будут Йокиойнен — название (Jokioinen) так и означает «Речной», — село Юпяйя, городок Лоймаа, село Аластаро, поселок Хуйттинен, и дальше Лоймийоки впадает в Кокемяэнйоки, самую полноводную реку юго-запада страны, впадающую в свою очередь в Ботнический залив рядом с городом Пори.

26. В заречной части города расположена, к примеру, городская администрация. Виден герб города, не самый изобретательный — просто водяное колесо.

27. Пожарная часть.

28. В парке напротив городской администрации странноватый памятник с подписью «Вырастить народ ради его будущего может только его же прошлое». Видимо, в честь труда прошлых поколений.

29. И почти незаметный в честь ветеранов — «Да здравствует свободная Финляндия для будущих поколений, 1939-1945».

30. Многоэтажки. Центр Форссы в основном многоэтажный, но дома немолодые, тут вообще еще функционалистские, это 1940–50-е года на вид.

31. Форсса рекламирует себя как «город парков», по крайней мере на этой остановке. Не могу сказать, чтоб на вид в Форссе парков было бы значительно больше среднего (или меньше среднего). Тем не менее, это один из десятка финских городов, имеющих «национальный городской парк» (kansallinen kaupunkipuisto) — совокупность городских территорий, охраняемых благодаря культурной и/или природной ценности (не только парков как таковых, но и застройки). Честно говоря, я довольно смутно представляю, что конкретно означает и дает этот статус.

32. Старая гостиница Koskenniska. Koskenniska — буквально «затылок порога» — часть реки, откуда начинается порог, не знаю, наверное по-русски есть какое-то тоже слово для нее. Гостиница стоит почти на берегу Лоймийоки, немного выше порогов, на которых построена плотина.

33. Уже упоминавшаяся улица Rautatienkatu, Железнодорожная — когда-то она выходила к вокзалу на окраине города. Сейчас это просто центральная городская улица. Выглядит довольно приятно.

34. А по другую сторону Rautatienkatu вместо многоэтажек находится весьма симпатичного вида район частных домиков, по факту бывшая рабочая слободка. По названию улицы — Kauppakatu, Торговая — можно предположить, что раньше центр города тяготел к этим местам; Торговыми обычно зовутся центральные улицы. Современный центр — невдалеке, но по другую сторону реки. Зовется слободка Уусикюля (Uusikylä) — Новая деревня.

35. Вот какая-то контора по обслуживанию оргтехники, правда, на дверях у них висела бумажка, что они закрылись.

36. Еще старая гостиница, «Маакунта» (маакунта, maakunta — область, регион Финляндии).

37. Рядом — дом рабочего движения, с вывесками «ресторан» и «фильмы». 1930 год, пару лет назад его объявили «самым красивым домом рабочего движения в Финляндии». Фильмы там сейчас не показывают, сдают площади под мероприятия. Сквер перед ним, согласно табличке, зовется сквером Эйно Раунио (Eino Raunio, 1909-1979), в честь политика-социал-демократа, пробывшего более тридцати лет депутатом, а также бывшего в числе прочего председателем городского совета Форссы.

Форсса, как и многие другие промышленные города, исторически была и в какой-то мере остается весьма «красным», левым городом. Важнейшим историческим событием, связанным с Форссой, был, вероятно, так называемый Форссанский съезд (Forssan kokous), 2-й съезд финляндской Рабочей партии в 1903 году. На этом съезде партия, основанная несколькими годами раньше и изначально придерживавшаяся скорее социально-либеральных позиций, провозгласила курс на социализм, новую программу и новое название — Социал-демократическая партия (Suomen Sosiaalidemokraatinen puolue), СДП (SDP). «Форссанская программа» включала в себя: восьмичасовой рабочий день, минимальную заработную плату, всеобщее избирательное право, однокамерный парламент, свободу слова, прессы и ассоциации, всеобщее школьное образование, отделение государства от церкви, прогрессивное налогообложение, государственное здравоохранение, равноправие полов, прекращение воинской обязанности, а также сухой закон :)

«Форссанская программа» оставалась программой СДП до 1952 года. С ней СДП в 1918 году радикализовалась, поддержала создание красной гвардии и отправилась на Гражданскую войну, после которой, однако, партия не была запрещена, а вернулась в парламент. Форссу боевые действия не затронули, не считая того, что, отступая из города в апреле, красные взорвали все мосты через Лоймийоки и утопили пару паровозов. Ну, а СДП — до сих пор крупнейшая партия страны, и к ней принадлежит нынешний, в 2021 году, премьер-министр страны Санна Марин.

38. Более новое здание на Кауппакату. Видна вывеска тайского массажа, более того, правее виден конкурирующий тайский массаж, который, однако, по-видимому, закрылся :)

39. Дальняя (и ближняя к ткацкой фабрике) часть Уусикюля выглядит довольно полузаброшенно.

40. Среди деревянных домишек тут можно найти редакцию «Форссанской газеты», Forssan Lehti. Ежедневная газета на данный момент принадлежит концерну Keskisuomalainen. Почти вся финская пресса в наши дни собралась в руках нескольких крупных концернов, и выражает, на мой взгляд, примерно одинаковые правоцентристские политические взгляды. Но финская пресса весьма качественная, я сам подписан на онлайн-версии двух газет (Хельсингин-Саномат и Аамулехти) и с удовольствием их читаю.

41. Но не будем заходить в эту сторону Уусикюли слишком далеко и вернемся обратно. Keskuskatu, Центральная улица, выглядит совсем не центрально, но по пешеходному мостику продолжается через реку к современному центру.

42. На этой улице при некоторой внимательности можно заметить православный молитвенный дом.

43. Вид с моста через Лоймийоки по улице Кескускату. Здание справа — бывшие общественные бани, в смысле, сауны (начало 20 в., перестроены в 1933), давно переоборудованные под жилье. Дальше виднеется бывший молокозавод (1901) — единственная сохранившаяся постройка поместья Форсса, построенного в 1870-х и сразу изначально принадлежавшего компании Forssa. Современный центр расположен именно на месте бывшего поместья.

44. Еще на берегу Лоймийоки — крошечный домик «Форссанского кинематографического театра», 1906. Не знаю, самый ли это маленький кинотеатр, что я видел — в мелких финских городах нередко попадаются умильные маленькие старые кинотеатры — но по крайней мере согласно сайту Форссы это самый старый действующий кинотеатр страны. И вполне себе до сих пор работает (несколько сеансов в неделю), вон видна афиша с новым фильмом про Джеймса Бонда.

45. Теперь мы практически в центре, где деревянных домов тоже сохранилось немало, но пороскошнее. Это бывший отель и ресторан компании Forssa, 1883 год; с 1920-х по 1977 здесь действовала городская администрация. Если вам кажется, что он чем-то похож на финские старые деревянные железнодорожные вокзалы, то вы совершенно правы — здание построил Бруно Гранхольм, более известный как главный архитектор Финляндских Государственных железных дорог в 1892–1926 годах.

46. Торговый центр, точнее, скорее бизнес-центр, видимо. Тут действует в числе прочего филиал финляндской государственной телерадиокомпании Yle, чего я тоже не ожидал от города такого размера.

47. Сквер с прудиком рядом с центральной площадью, именуемый Утиным прудом — Анккаламми (Ankkalammi).

48. Памятник прядильщице (1957) в сквере.

49. Дома напротив сквера.

50. Современная рыночная площадь (тори). Субботняя движуха! Вон мешки для пылесосов продают (черно-желтые вывески в середине на заднем плане), по всему городу были расставлены про это плакаты!

51. Театр в Форссе тоже есть, основан он в 1980 году и действует в старом здании местного штаба шюцкора (1939) на краю рыночной площади.

52. Еще деревянные дома, построенные компанией Forssa. Справа клубный дом (1900), где действовала библиотека, любительская сцена и подобные вещи. Сейчас там местный приход Свободной церкви, одной из небольших независимых лютеранских церквей Финляндии. А слева что — не знаю :)

53. Центральная школа типичного для 1930-40-х облика.

54. На тихих улочках чуть в стороне от центра попадаются вроде бы более новые многоэтажки.

55. Осенние листья не слишком-то прибирают.

56. Форссанская финская совместная школа (Forssan suomalainen yhteiskoulu) была открыта в 1899 и стала первой финскоязычной гимназией (oppikoulu — где обучались после пяти классов земской или народной школы, kansakoulu) в сельской местности в стране. Здание на фото построено в 1907 году. К 1958 году к зданию сделана большая и гораздо более унылая пристройка (немного видна справа), ныне все это — форссанский лицей (старшая школа).

57. Через дорогу от лицея — это Hämeentie, Тавастская дорога, выезд из города на восток в сторону Таммелы — начинается другая рабочая слободка 1880-1890-х годов, Каллиомяки (Kalliomäki, фин. Скалистый холм), куда я как-то не заходил, а зря, она вроде бы тоже довольно живописна. В первом ее домике на углу действует непальский ресторанчик.

58. Форссанская церковь — типичная для ее архитектора, Йозефа Стенбека (Josef Stenbäck, 1854-1929), кирпичная неоготическая кирха, 1918 года. Форссанский приход полностью отделился от Таммельского только в 1922 году.

59. Большой пасторский дом расположен совсем рядом с самой церковью, что несколько необычно. 1911 год.

60. На месте располагавшихся перед церковью полей сейчас небольшой функционалистский автовокзальчик.

61. Проходим снова мимо рыночной площади. Здесь на Хямеэнтие — центральные остановки городского автобуса. Впрочем, по расписанию ходит буквально всего пара рейсов автобусов за весь день, а так еще есть только маршрутные такси для бабушек.

62. Кварталы к северу от центра.

63. Типичные финские многоэтажки. Сложновато по ним подумать, что Форсса на самом деле находится необычно высоко в криминальной статистике Финляндии — такие небольшие города обычно намного более мирные, чем Хельсинки. Вдумчивый гугл подробной картины не дал, но, сути по всему, проблемный квартал находится еще чуть подальше от центра (в месте, куда я тоже не дошел — я такие детали вычитываю уже постфактум при подготовке поста) и на самом деле довольно невелик. Масла там в огонь, по-видимому, подлило то, что в 2016 году в том самом проблемном квартале открыли центр приема беженцев, за чем последовали даже массовые драки и демонстрации «убирайтесь домой». С тех пор тот центр давно закрыт, а ситуация нормализовалась; форссанская полиция даже получила какую-то европейскую премию за разработанную ими «форссанскую модель» медиации между конфликтующими сторонами. В чем эта модель заключается, я правда, за потоком обтекаемых формулировок так толком и не понял.

64. У многоэтажек много гаражей — без машины в таком городе никуда.

65. Городская поликлиника. Есть и больница где-то подальше.

66.

67. Многоэтажки Kartanonkatu, Усадебной улицы, в которую Раутатиенкату переходит к северу от центра.

68. Ветеринар, страховая, пиццерия…

69. Даже целое туристическое бюро есть!

70. И под конец возвращаемся обратно к прядильной фабрике — к разбитому рядом с ней красивому и совершенно пустому парку Варена (Wahrenin puisto).

71. В центре парка — фонтанчик и скульптура.

72. Памятник ткачу (1913). На этом месте наше знакомство с Форссой и заканчивается.

Опубликовано: