logoEncyclopaedia Fennica

Beta

Раатская дорога. Памятники и история

Назад: Потерявшийся маяк

Далее: Суомуссалми


Название маленькой Раатской дороги (или дороги на Раате, Raatteen tie), 20-километровой небольшой гравийной дороги, идущей прямо к российской границе в Суомуссалми (Suomussalmi, фин. Чешуйный пролив) в угрюмых лесах региона Кайнуу, известно каждому, кто хотя бы бегло знаком с историей советско-финской Зимней войны 1939–1940 годов. Одно из самых сокрушительных, если не самое сокрушительное советское поражение произошло именно здесь. Советские войска, по численности превосходившие финские более чем вдвое и намного лучше вооруженные (имевшие танки и артиллерию, в то время как у финнов танков не было, а артиллерии — было совсем чуть-чуть), были отброшены обратно за границу и потерпели потери в разы большие, чем финны, — каждый третий был убит или пропал без вести.

Хотя линия Маннергейма на Карельском перешейке известна лучше, и именно там решающий советский прорыв наконец-то произошел в феврале 1940, спустя 2.5 месяцев после начала войны, СССР все же начал военные действия против Финляндии 30.11.1939 и в других местах, вдоль всей финской границы — в том числе на Суомуссалми. Район Суомуссалми и Раатской дороги находился довольно далеко на севере, и представлял собой редконаселенную глухую тайгу на обеих сторонах границы, на советской еще в большей степени, чем на финской. Местный центр цивилизации, село Суомуссалми, тоже особенно ничем не выделялся. Но смыслом советского наступления здесь было быстрое движение дальше на запад, до самого города Оулу на берегу Ботнического залива. Таким образом Финляндия оказалась бы перерезана надвое в своем самом узком месте (от восточной границы до моря здесь всего около 200 км). СССР полагал, что эти территории плохо защищены, и после быстрой неожиданной атаки Финляндия не сумеет быстро перебросить сюда крупные силы. И что самое характерное, СССР был абсолютно прав, только ему это совершенно не помогло.

Давайте быстро рассмотрим, что же именно произошло под Суомуссалми. Это, конечно, относительно краткий рассказ со множеством упрощений. Я не эксперт по теме; онлайн очень подробное описание этих сражений, чуть ли не по часам, можно почитать по-русски у историка Олега Киселева в ЖЖ, в серии «Суомуссалми: знаменитая битва незнаменитой войны». Зимняя война и Война-Продолжение и в целом особенно в России являются практически наиболее известными эпизодами финской истории, а меня лично обычно интересуют не военные действия сами по себе, а скорее смежные вопросы типа «почему война вообще произошла», «как работала экономика страны в военный период» или «как проходила послевоенная реконструкция».

Единственное, что в Раатской дороге было важного — это то, что это была в те годы единственная минимум на десятки километров вокруг дорога, идущая к самой советской границе и продолжавшаяся за нее. Сам Раате (Raate) — обыкновенный, существующий до сих пор, финский хутор в нескольких километрах от собственно границы. Дорога строилась в 1915–1919 годах, чтобы занять безработных (таким манером построены многие автомобильные и железные дороги Финляндии), а в 1923–1924 годах была немного реконструирована и с тех пор числилась частью государственной автодорожной сети. Дорога продолжалась через границу на советскую сторону, где шла мимо пары карельских хуторов к деревне Вокнаволок (фин./карел. Вуоккиниеми, Vuokkiniemi). Восточная Финляндия и российская Карелия исторически (еще со Средних веков) имели тесные связи, и тысячи карельских бродячих торговцев-коробейников (по-фински laukunkantajat) каждый год шли из своих деревнь в Финляндию, по водным путям и забытым лесным тропам, чтобы заработать себе на жизнь торговлей с финнами. Это занятие существовало какое-то время даже после провозглашения Финляндией независимости и официального закрытия границ. Так и Раатская дорога была самой торной в 1920-х годах, а граница здесь физически закрылась лишь в 1928.

На финской стороне дорога шла в Суомуссалми, главное село волости/муниципалитета (раньше называвшееся Кианта, Kianta), а это село в свою очередь соединялась с остальной финской дорожной сетью, хотя в те времена она и была весьма неразвитой. В частности, на север шла дорога на Куусамо, на юго-запад — на Хюрюнсалми, и с обеих этих дорог можно было повернуть на запад в сторону Пуоланки, а через нее дальше на Оулу. Правда, Суомуссалми располагался на полуострове крупного озера под красивым названиеми Киантаярви (Kiantajärvi), и чтобы поехать что на Куусамо, что на Хюрюнсалми, нужна была паромная переправа; мосты через проливы Киантаярви довольно крупные и в те времена еще не были построены. Зимой, конечно, озеро замерзало, и по нему действовали ледовые дороги.

На советской стороне дела обстояли иначе. Дорога с финской стороны до Вокнаволока в нем же и заканчивалось. До местного районного центра, села Ухта (Uhtua, ныне Калевала, Kalevala) нужно было добираться длинным и сложным водным путем через цепочку озер Куйто. Из Ухты уже была дорога на город Кемь (фин. Vienan Kemi, Беломорское Кеми, чтобы отличать от финского Кеми на Ботническом заливе), ну, а там уже была железная дорога.

Финны дураками отнюдь не были, и мобилизировали свою армию и провели кое-какие спешные приготовления в последние месяцы перед войной, так как понимали, что шедшие с СССР переговоры о возможном обмене территориями могут закончиться кровью (хотя руководство и население страны и не было всерьез обеспокоено такой возможностью). Понимали они и потенциальную опасность Раатской дороги, несмотря на бездорожье на советской стороне, и построили кое-какие полевые укрепления на западном берегу реки Пурасйоки (Purasjoki), которую Раатская дорога пересекала. В Суомуссалми и Куусамо (следующем крупном селе на север, в 120 км) стояли финские гарнизоны, и существовали планы контратаки на советскую территорию, которые, впрочем, так и не пригодились.

Но подготовился к войне и СССР: в предвоенные месяцы были спешно построены грунтовые дороги от Ухты к финской границе. Одна из них вела в Вокнаволок, где соединялась со старой, а вот вторая шла в неожиданном направлении — к хутору Лонкка (Lonkka) напротив деревни Юнтусранта (Juntusranta) на финской стороны. Этот маршрут до того представлял собой лишь старую непроезжую тропу коробейников, так что на финской стороне здесь была лишь маленькая пограничная застава (под названиеми Карттимо, Karttimo). Новые дороги были пригодны для перемещения войск, но лишь едва-едва, что стало важным фактором последующего поражения.

Следующие четыре карты этапов сражений под Суомуссалми взяты со страницы https://www.talvisota.fi/ru/военные-действия/pohjois-suomen-ryhma/suomussalmen-taistelut-1939/, изначально сделаны для издания Sotatoimet — Suomen sotien 1939−45 kulku kartoin (Ari Raunio, Karttakeskus, 2013) — атласа карт финских сражений в 1939-1945. Надеюсь, уважаемые авторы сайта на меня не в обиде. Я сам не великий иллюстратор, без карт было бы совсем непонятно, а мой труд некоммерческий.

Для наступления на Суомуссалми была выдвинута 163-я стрелковая дивизия, с около 13 тыс. бойцов. Помимо пехоты, в ней были кое-какие танки и довольно много легкой артиллерии. Дивизия должна была одновременно наступать через Раате и Юнтусранту, взяв Суомуссалми таким образом в клещи. Наступление началось немедленно с началом войны 30.11; пограничники заставы Карттимо услышали первые выстрелы буквально одновременно с объявлением по радио о разрыве дипломатических отношений с СССР. Это направление, через Лонкка — заставу Карттимо — Юнтусранту, было основным, и большая часть дивизии наступала именно здесь, с численным перевесом 100 к 1 над пограничниками. Конечно, пограничники немедленно отступили. За несколько часов войска дошли до Юнтусранты и взяли ее. Дальше от Юнтусранты дороги в нужную сторону не было, но за несколько дней советские войска сумели обойти озеро Киантаярви лесом и выйти на дорогу Суомуссалми-Куусамо, подавив яростное, но незначительное финское сопротивление. Там они повернули на юг, и так же довольно легко к 8.12 достигли села Суомуссалми, но обнаружили, что оно сожжено и брошено финнами. На южном направлении, через Раате, финны сумали задержать советские силы на несколько дней на линии Пурасйоки, но отступили и оттуда, и южная группа должна до Суомуссалми почти одновременно с северной.

Финны использовали тактику выжженной земли, сжигая собственные деревни по мере отступления. Суомуссалми в частности был уничтожен практически полностью. Судьба гражданского населения была непростой; до начала войны их не эвакуировали, в отличие от населения приграничных районов Карельского перешейка. Эвакуация началась немедленно с началом войны, но в некоторых местах, например, в Юнтусранте, у людей попросту не оказалось времени уйти до прихода Красной армии. Всего в Суомуссалми оказались на оккупированной территории около 300 местных жителей. (В целом во всей Зимней войне подобным образом не успели эвакуировать лишь 2400 человек, в основном в Суоярви в Ладожской Карелии; эвакуацию все же обычно проводили весьма эффективно.) Поначалу их никак особо трогали, только учредили в деревнях сельсоветы марионеточной куусиненской «Финляндской демократической республики»; но, когда война стала затягиваться, большую часть финского населения отправили в трудовые лагеря в советской Карелии на лесоповал. Из Суомуссалми в лагеря попало 276 человек; из них 14 там погибло, 3 успешно сбежали, 5 после войны решили по своей воле остаться в СССР, а остальные 254 были возвращены в Финляндию, но с существенным опозданием, в июне 1940.

Примечательно также и то, что небольшая часть гражданского населения получила от финских властей обвинения в помощи противнику. 6 жителей Суомуссалми были расстреляны финскими военно-полевыми судами за шпионаж, и 27 человек получили тюремные сроки после войны. Илмари Кианто (Ilmari Kianto, 1874-1970), знаменитый писатель, живший в своем особняке Турьянлинна на берегу озера Киантаярви рядом с Суомуссалми, оставил для наступающей Красной армии записку с просьбой не трогать его дом; он упомянул также, что близлежащий остров, на котором ему тоже принадлежала пара домиков, «пуст». Но в итоге Турьянлинну, оказавшуюся в какой-то момент прямо на линии фронта, спалили финские войска, и они же обнаружили его записку. Слова про остров были интерпретированы так, будто Кианто пытался сообщить русским, что на острове нет финских войск, ну и стало быть, получается шпионаж в пользу противника. Кианто в итоге получил приговор за попытку государственной измены, но, по нашим меркам, весьма мягкий — полгода заключения в работном доме. Он, впрочем, и того не отсидел — был помилован президентом Каллио, известный писатель все-таки. Другим попавшим в такую ситуацию людям, вероятно, повезло меньше.

Но удача для СССР на оккупации Суомуссалми в общем-то и закончилась. Сидеть в сожженной покинутой деревне, как французы в Москве, смысла не было; надо было идти дальше. Снабжение из советской Карелии через построенные плохие грунтовки было очень медленным и плохим. Тем временем финское командование поняло, что Суомуссалми атаковали намного большие силы, чем ожидалось, и отправило на эту часть фронта новые войска под командованием полковника Сийласвуо, впрочем, ограничивавшиеся почти исключительно пехотой. 163-й дивизии нужно было немедленно продолжать наступление дальше, но это у них так и не вышло. Чтобы двинуться на юго-запад, на Хюрюнсалми и Пуоланку, им нужно было пересечь Хаукиперя (Haukiperä, фин. Щучья губа), длинный узкий залив озера Киантаярви, место одной из паромных переправ летом. Но финны заняли прекрасные оборонительные позиции на южном берегу, и советские силы, хотя и сумели поначалу создать небольшой плацдарм, в итоге так и не сумели переправиться через замерзший залив и овладеть южным берегом, потерпев существенные потерии. Более маленькая группа попыталась продвинуться на север в сторону Куусамо, но встретила финские силы на переправе через другое озеро, Пийспаярви (Piispajärvi, фин. Епископское озеро) и тоже так и не сумело эту переправу преодолеть, несмотря на многочисленные попытки.

163-я дивизия оказалась в весьма мрачном положении. Ее войска, изначально имевшие плохо подходящее для зимних условий обмундирование, начали страдать от обморожений и недоедания (опять же, из-за плохо работающего снабжения), и их боевой дух падал. Численно они все еще превосходили финнов, а в технике и подавно, но это им совершенно не помогало.

Фннны контратаковали, и хотя, несмотря на ожесточенные бои, захватить Суомуссалми обратно они не могли несколько недель, зато у них получилось отрезать дорогу на Раате; дорогу Суомуссалми-Куусамо финны тоже контролировали, и маршрут снабжения через Юнтусранту тоже был в основном утрачен. Таким образом, большая часть 163-й дивизии оказалась окружена в Суомуссалми к 15.12, хотя некоторые силы все еще оставались у Пийспаярви. У советского командования запросили помощи, и помощь была им предоставлена: 44-я стрелковая дивизия, составленная в основном из украинцев, была перемещена в Кемь и оттуда выдвинулась на Раате.

Но эта помощь так не пришла; 44-я дивизия тоже уперлась на Раатской дороге в финнов, выбить которых с их позиций так и не удалось, и дивизия вскоре начала страдать от тех же проблем, что и 163-я — холод и плохое снабжение. Для 163-й ситуация становилась совершенно критической, а финские атаки так и продолжались до Рождества. 29.12 163-я дивизия начала отступление. Так как дороги были перерезаны, им пришлось делать это прямо по льду Киантаярви в сторону деревни Юнтусранта. Отступление удалось произвести без крупных потерь, но почти всю технику пришлось бросить в Суомуссалми. Общие потери дивизии за декабрь составляли около 3 тыс. (половина раненые, половина убитые и пропавшие без вести).

В собственно сражении на Раатской дороге, самой известной части боев под Суомуссалми, участвовала 44-я дивизия, которая должна была спасти 163-ю, а в итоге потерпела еще более тяжелое поражение. Из всей Зимней войны именно эта битва, вероятно, больше всего походит на то, как войну сейчас обычно представляют в популярной культуре — финны на лыжах сеют смерть, перепуганные обмороженные красноармейцы паникуют. Концептуально битва была проста: финны сумели перерезать Раатскую дорогу в другом месте, ближе к границе, окружив растянувшуюся на дороге советскую дивизию; затем быстрыми ударами легкими группами, стали дробить ее дальше — у финнов это зовется тактикой «мотти». Советская техника больше навредила, чем помогла, загромождая собой узкую лесную дорогу; даже от танков в метровых сугробах вокруг толку не было. А финская пехота, прекрасно знакомая с местной территорией и условиями, нападала прямо через лес на лыжах. Не давал пощады и Генерал Мороз; это сражение шло с 1.1 до 7.1.1940, и температуры опустились ниже -30º. Sydäntalvi зовется у финнов это время года, сердце зимы.

Поначалу советские силы сталкивались лишь с завалами, устраиваемыми финнами на дороге, да с их постоянными набегами. К 4.1 44-я дивизия начала отступать, но к 5.1 финны уже прочно закрепились на дороге к востоку от дивизии, и отступление перешло в паническое бегство; люди бежали через лес к границе, побросав на дороге всю технику, а иногда и винтовки. К концу дня 6.1 44-я дивизия фактически перестала существовать, а к 7.1 финны полностью овладели всей дорогой.

44-я дивизия потеряла более 5300 человек, из которых 1100 убитыми, 1800 ранеными и остальные пропавшими без вести; финны получили огромное количество трофейной техники и тысячи пленных. Общие советские потери под Суомуссалми в обеих дивизиях оцениваются в 13 тыс., из которых 2.3 тыс. убитых. Общие финские потери (убитые, раненые и пропавшие без вести) — около 2.7 тыс. Все это по оценкам вышеупомянутого Олега Киселева, которого я считаю заслуживающим наибольшего доверия в этих вопросах российским историком.

Полковник Ялмар Сийласвуо (Hjalmar Siilasvuo, 1892-1947), один из старых егерей (тех финнов, которые тайно получили военную подготовку в Германии во время Первой Мировой, и впоследствии образовали костяк вооруженных сил независимой Финляндии), командовал финской 9-й дивизией; под Суомуссалми в основном сражалась именно она. Дивизия была набрана из местных жителей, от Оулу до Суомуссалми, так что финны сражались в самом непосредственном смысле за родину. После Суомуссалми Сийласвуо командовал под Кухмо — на участке фронта в том же регионе, но существенно южнее Суомуссалми — но там такого же успеха достигнуть не смог. После войны в апреле он получил звание генерала-майора, воевал потом и в Войне-Продолжении 1941-1944 и в Лапландской войне 1944-1945, в последней тоже изрядно отличившись. Комбриг Алексей Виноградов (1899-1940), командовавший 44-й дивизией, сумел спастись из снежного ада Раатской дороги, на советской стороне был немедленно осужден военно-полевым судом и расстрелян перед строем 11.1.1940.

Больше до конца войны в районе Суомуссалми серьезных столкновений не было, хотя на севере советские войска все же так и остались в Юнтусранте. Победа сильно подняла боевой дух финнов, и многие в Финляндии даже начинали надеяться, что они могут оказаться в этой войне победителями. Конечно, даже такая победа не могла изменить совершенно безнадежного соотношения сил. Были ли все эти жертвы впустую? Ну, постольку, поскольку саму войну можно назвать бессмысленной — да; а лично я считаю Зимнюю войну тяжелой стратегической ошибкой для СССР, который своими руками нейтрального (хоть и не самого дружелюбного) соседа превратил в озлобленного врага, готового объединиться даже с самими нацистами, чтобы отомстить. Но для финнов сражения под Суомуссалми, конечно, имели вполне конкретное значение; если бы Финляндию и впрямь удалось рассечь надвое от Суомуссалми до Оулу, то условия мира в дальнейшем были бы для нее еще болезненнее, и намного.

Суомуссалми и Раатскую дорогу я посетил в августе 2020, в ходе моего трехнедельного отпуска в Восточной и Северной Финляндии (и чуть-чуть в Северной Норвегии) в этом году, где я наконец-то посетил множество остававшихся у меня в этих местах крупных достопримечательностей. Это одно из очень немногих полей боя Зимней войны, которые остались на финской стороне границы (в этих местах СССР никаких территориальных претензий никогда не выдвигал), так что сейчас здесь пара музеев и целый ряд памятников. Давайте теперь осмотрим их.

1. Раатская дорога (Raatteentie), она же ныне дорога 9125, была объявлена музейной дорогой в 1982 году. Она до сих пор сохраняет изначальную трассировку и гравийное покрытие, да и зачем бы кому-то ее тут улучшать. 18 км — расстояние до шлагбаума в конце дороги; до собственно границы ближе к 20 км.

2. Современная музейная дорога — это, однако, лишь половина изначальной Раатской дороги. Западную половину таки со временем спрямили, заасфальтировали, и теперь она — часть Региональной дороги 912 Кухмо-Суомуссалми. Хотя на самом деле основные бои были именно на этой западной половине.

Без машины эти места исследовать сложно. Лишь один автобус в день ходит по школьным дням (то есть по будням вне летних и других школьных каникул) по этой дороге между Суомуссалми и Кухмо, останавливаясь у развилки на музейную дорогу. До Кухмо (Kuhmo) и Суомуссалми есть более-менее регулярное автобусное сообщение от областного центра, города Каяани (Kajaani), а до него в свою очередь можно добраться поездом.

3. Самый большой памятник с большим отрывом располагается тут в самом начале музейной дороги. Он называется попросту мемориалом Зимней войны (Talvisodan monumentti) — он посвящен всей войне, а не только сражению на Раатской дороге. Он построен в 2003 году и занимает площадь около трех гектар. Иногда утверждается, что каждый из 17 тыс. валунов памятника соответствует одному убитому в войну солдату. На самом деле потери в войну были еще намного больше; погибло около 26 тыс. на финской и 127 тыс. на советской стороне (некоторые российские историки утверждают, что эти оценки неверны, но пока что я не видел никаких убедительных аргументов за это). Так что валуны просто для примерного масштаба.

4.

5. А вот каждый из 105 колокольчиков памятника в центре, «Открытые объятья» (Avara syli), и впрямь символизирует один день Зимней войны.

6. И совсем рядом находится музей Зимней войны, «Раатские ворота» (Raatteen Portti), украшенный имитацией дыр от снарядов. В отличие от большинства финских музеев, этот музей работает на чисто коммерческой основе и, к примеру, не принимает Музейные карты (дающие свободный проход в почти все музеи Финляндии за 69€ в год — по крайней мере лично для меня очень выгодная штука), но посетить, конечно, все равно стоит. Музей открыт с мая по октябрь, взрослый билет стоит обычные 10€. Сайт музея: https://www.raatteenportti.fi/en/

7. Рядом с музеем демонстрируется кое-какая в основном уничтоженная техника.

8.

9.

10. Танк есть и в восстановленном состоянии. Оба танка — Т-26, вроде бы.

11. Знаки у хорошо сохранившегося Опеля Кадет 1938 года показывают на «столовую», каменное поле (мемориал), границу, «тропу к линии фронта», а в 450 км — на Коллаа. Сражение при Коллаа (Kollaa) — еще одно знаменитое сражение Зимней войны; оно происходило в Ладожской Карелии, в Суоярви, на утраченных территориях. Битва продолжалась почти всю войну до самого последнего дня, но советские войска за три месяца так и не сумели сломать финскую оборону и перейти реку Коллаанйоки. Именно под Коллаа сражался Симо Хяюхя (Simo Häyhä, 1905-2002), финский снайпер-«Белая смерть», в последние десятилетия вновь ставший знаменитым благодаря Интернету; на самом деле его достижения были явно преувеличены финской пропагандой (хотя и по консервативным оценкам все равно впечатляют), и в самой Финляндии он относительно малоизвестная фигура, во всяком случае, никто с ним, как с каким-то великим героем, не носится. А вот поговорка Kollaa kestää — «Коллаа выстоит» — родилась в этом сражении, вошла в широкий оборот и известна и по сей день.

12. Ну, зайдем внутрь.

13.

14. Жизнь в Суомуссалми в военные годы.

15.

16. Вещи советских солдат.

17. Финские солдаты.

18. Советские солдаты.

19. Те же, в землянке.

20. Финские «лотты».

21. Диорама итогов сражения на Раатской дороге.

22. Более крупным планом.

23. Иллюстрация сравнительного размера финской и советской армии, вверху — к началу войны (различные рода войск), внизу — к концу (кол-во дивизий). Слева пластинка с известной песней «Принимай нас, Суоми-красавица», где поется, как благодарный народ прекрасной северной страны, угнетенный ее правителями, радостно встречает победоносную Красную армию, принесшую им свободу. Конечно, такая пропаганда настолько не вязалась с реальностью, что звучит совершенно абсурдно — хотя для военной пропаганды это обычное явление, конечно, вспомнить те же финские листовки для советских солдат. Но эта песня все ж таки на русском, предназначенная для внутреннего потребления. Любопытно еще, что в песне поется про «солнышко осени», хотя война-то была, собственно, Зимней. Заранее написали.

24. Региональная газета, «Кайнуун-Саномат» (Kainuun Sanomat, фин. Известия Кайнуу). Справа, 2.12.1939: «Заклятый враг напал на нашу страну»; также ежедневный приказ № 1, о назначении маршала Маннергейма главнокомандующим. Слева, 2.1.1940: «Под Суомуссалми наши войска одержали блестящую победу» — это о советской 163-й дивизии, изгнанной наконец-то из сожженного Суомуссалми.

25. Справа, 11.1.1940: «Рюсся прогнаны обратно за границу под Раате»; «рюсся» (ryssä) — как известно, уничижительное финское слово для русских. Слева, 14.3.1940: «Между Финляндией и Россией заключен мир».

26. Ежедневный приказ маршала Маннергейма об окончании войны. Я уже читал его раньше и даже перевел на русский — красивый уж очень документ. Трудно читать его, не прослезившись немного там, где он долго и горячо благодарит различные рода войск. Но в то же время это, несомненно, тоже продукт военной пропаганды; в нем завышаются советские потери, а жертвы мирного населения представляются более страшными, чем они были (СССР бомбил города по всей Финляндии, и в этих бомбардировках погибло около тысячи мирных жителей, но все же это цифры совершенно другого порядка, чем, например, в бомбардировках Дрездена или Токио союзниками). Маннергейм далее объясняет причины поражения в войне, возлагая существенную долю вины на западные страны (хотя и не называя никого поименно), которые предоставили слишком мало помощи и/или не пропустили через свою территорию помощь от других стран. В целом это справедливо; Финляндия надеялась на помощь Запада, но получила ее слишком мало и слишком поздно. Заканчивает Маннергейм мрачными словами, в которых уже можно разглядеть намек на дальнейшие события: Финляндия была щитом для западной цивилизации, но теперь ее долг Западу уплачен сполна.

27. И дальше в музее можно посмотреть экспозицию о Войне-Продолжении 1941-1944. Впрочем, в эту войну Суомуссалми большой роли не играл — бои были по другую сторону границы, в советской Карелии, где финские войска продвинулись почти до Ухты/Калевалы, но взять ее так и не смогли.

28.

29. Теперь посмотрим, что же интересного есть к востоку от музея, в сторону границы по музейной дороге. Сразу рядом с музеем начинаются кое-какие природные/исторические тропы, которые я особо не исследовал. На объявлении слева написано: «Ставка Главнокомандующего извещает: возьмите с собой пончики и кофе из столовой…»

30. Памятник карельским добровольцем в «Племенных войнах» (Heimosodat) 1918-1922, в которых отряды финских добровольцев совершили ряд походов на советскую Карелию, пытаясь вдохновить карелов на мятеж против советской власти и присоединение к Финляндии. Эти походы в конечном итоге успеха не имели, хотя кое-какие карелы действительно в итоге бежали в Финляндию. Будучи несомненным актом агрессии со стороны Финляндии, эти стычки, несмотря на свой довольно-таки местечковый характер, не очень-то способствовали строительству мирных советско-финских отношений, а в наши дни в России их с удовольствием именуют «Первой» и «Второй» советско-финскими войнами (дескать, Зимняя-то уже «Третья», а в первых двух финны нападали, так что вроде бы как получается не агрессия, а восстановление справедливости). На памятнике написано: «Памяти братских воинов Беломорской Карелии. Слава тем добровольцам, что по своим убеждениям храбро пошли за знаменем свободы. Раатская дорога была важным путем для братских воинов и беженцев из Беломорской Карелии».

31. Примерно в километре к востоку от музея и большого мемориала у Раатской дороги находится российский памятник. Он установлен в 1994 году. На нем написано: «Сынам Отечества — скорбящая Россия».

32. Прямо за памятником — болото самого обыкновенного вида и табличка: «Братская могила 79 солдат советской армии». Это единственная обозначенная братская могила под Суомуссалми, насколько я знаю. Наверняка есть и другие, может, даже прямо в селе Суомуссалми.

33. На 8 км дороги, у хутора Харьюла — довольно незамысловатый памятник: «Этот памятник воздвигнут, чтобы почтить память доблестных битв на Раатской дороге в 1939-1940». Вероятно, это один из самых старых памятников в этих местах.

34. А дальше перед нами река Пурасйоки и ее укрепления, частично восстановленные.

35. Западный берег реки укреплен, чтобы ее не могли пересечь танки. Саму-то речушку, по-моему, можно даже летом и вброд перейти.

36. Траншеи.

37. Бункер. Они не восстановлены, или, может, есть один восстановленный, не помню точно.

38.

39. Восстановленная часть траншеи кончается.

40. Так выглядят траншеи, которых 80 лет никто не касался.

41. А дорога идет дальше к границе.

42. И заканчивается тут в 18 км от музея, о чем нам даже на всякий случай намекает табличка «конец дороги».

43. Это — бывшая Раатская пограничная застава. Она была закрыта в 1980-х годах. В здании сейчас действет летнее кафе. На вышку можно залезть, но за это берут чуть ли не 10 евро, так что я решил, ну нафиг. (Почти уверен, что сверху, кроме бесконечных лесов во все стороны, больше все равно ничего не видно.)

44. Второе, более старое здание заставы отреставрировано до облика 1939 года, и летом в нем работает маленький музей пограничной охраны. Он бесплатен для посещения, но я, к сожалению, буквально на пару дней уже не попал в его период работы.

45. «Лес мира». Понятия не имею, про что это. Это кто, президент Кекконен?

46. Подробная карта всех мест сражений под Суомуссалми на парковке музея/кафе.

47. Пеший маршрут Восточной границы (Itärajan retkeilyreitti) проходит через заставу Раате. Это тропа для больших походов, общей длиной около 160 км. Она проходит в основном через глухие леса Суомуссалми невдалеке от российской границы (конечно, она проложена так, чтобы не заходить в небольшую пограничную запретную зону). Тропа начинается от муниципальной границы Суомуссалми и Кухмо невдалеке от погранперехода Вартиус (Vartius), либо чуть дальше, от собственно погранперехода; и заканчивается в национальном парке Хосса (Hossa) на муниципальной границе Суомуссалми и Куусамо. Это весьма малоизвестная и редкопосещаемая тропа, но все же она одна из довольно немногих больших троп, за которыми ухаживает государственное Лесное управление (Metsähallitus). Впрочем, в 2019 они объявили, что тропа больше не будет обслуживаться по крайней мере «в нынешнем виде». Ну, тут уже даже знаки вон явно далеко не молоды :) Описание маршрута доступно только на финском на официальном сайте Luontoon.fi и на сайте энтузиастов.

48. Табличка слева говорит нам, что ворота тут тоже с довоенных времен оригинальные. Знак справа и шлагбаум создают впечатление, что за шлагбаумом уже начинается пограничная зона. На самом деле, если посмотреть на карту, это не так; запретная зона начинается примерно в 500 м дальше за шлагбаумом по полузаброшенному участку дороги, и дальше еще в 850 м через запретную зону будет линия границы.

Дорога физически так и продолжается сейчас на российской стороне до Вокнаволока, хотя совершенно не ясно, насколько она проезжа, какая на российской стороне ситуация с погранзоной, и полностью ли заброшена пара крошечных деревушек вдоль дороги между границей и Вокнаволоком. Деревня Вокнаволок во всяком случае вполне себе обитаема (и даже население в ней до сих пор почти целиком карельское, а не русское), и в нее сейчас ведет гравийная дорога от города Костомукша, плохая, но вполне проезжая.

49. В любом случае дальше на восток мы попасть не можем, так что посмотрим теперь на несколько памятников на западной половине бывшей Раатской дороги, той, что теперь заасфальтирована. Это памятник погибшим украинцам — как я уже упоминал, советская 44-я дивизия была украинской. Он находится у хутора Хаукила (Haukila), как раз там, где была самая тяжелая часть боев на Раатской дороге. Памятник установлен в 2009 году.

Как российский, так и украинский памятники поставлены Россией и Украиной соответственно, и сделаны скульпторами этих стран. СССР, по всей видимости, не проявлял никакого интереса к установке памятников Зимней войны в Финляндии (да и на своей территории тоже, если уж на то пошло), так что оба этих памятника достаточно молодые, установленные уже после падения СССР.

50. «Статуя пламени» (Liekkipatsas) на перекрестке современных дорог на Кухмо и Юнтусранту недалеко от Суомуссалми — главный памятник сражению под Суомуссалми. Автор этого памятника — не кто иной, как сам великий Алвар Аалто (Alvar Aalto, 1898-1976), один из самых знаменитых финских архитекторов. Он построен в 1959 году. Я, честно говоря, так и не понял, что означает его форма. Но памятник большой, 9 м в высоту.

51. «Многие храбрые солдаты пролили кровь своего сердца за великие победы при Суомуссалми. Они показали своему народу дорогу славы, которая была тяжкой, но единственной возможной.» — полковник Сийласвуо, командовавший финскими войсками под Суомуссалми.

52. Еще рядом с памятником есть карта.

53. А этот маленький памятник за мостом через залив Хаукиперя легко пропустить, но он весьма важен: «Здесь во время Зимней войны 9.12.1939 закончилось наступление противника». Плацдарм у Хаукиперя, быстро утраченный, был точкой, где СССР продвинулся глубже всего где-либо внутри современных, послевоенных границ Финляндии.

54. Село Суомуссалми после войны отстроили заново, но оно быстро утратило значение. Современный муниципальный центр переместился на другую сторону озера Киантаярви, в поселок Эммянсаари (Ämmänsaari). В Эммянсаари есть тупиковая ж/д ветка (пассажирского движения нет с 1982, зато для погрузки леса используется весьма активно; весь этот регион — важный источник леса для Финляндии), и современная Национальная трасса 5 тоже проложена по-новой через Эммянсаари вместо тех проливов, где были когда-то паромные переправы. В наши дни Эммянсаари зовется попросту Суомуссалми, а старый Суомуссалми — церковным селом Суомуссалми (Suomussalmen kirkonkylä). Современное население нового Суомуссалми-Эммянсаари — около 4100, старого Суомуссалми-церковного села — около 900.

Церковь Суомуссалми на фото была отстроена заново в церковном селе в 1950. Справа виден кусочек воинского кладбища. Больше в этом селе смотреть особенно нечего, да и Эммянсаари — не самое увлекательное место. Хотя может, я еще напишу отдельно как-нибудь про Эммянсаари и остальные (не относящиеся к войне) достопримечательности Суомуссалми. Это, например, национальный парк Хосса и карельские деревни Куйваярви и Хиетаярви — единственные деревни беломорских карел по эту сторону российско-финской границы, где карелы живут и по сей день. К сожалению, эти деревни тоже были сожжены финскими войсками в Зимнюю войну, так что карельских домов характерного облика там сейчас всего несколько, да и те — построенные после войны копии. Разрушение этих деревень — наверное, самая большая культурная утрата сражений под Суомуссалми.

55. Но что есть, то есть. А озеро Киантаярви катит воды и не ведает о трагедиях, которые разворачивались на его берегах более 80 лет назад.

Опубликовано: