Encyclopaedia Fennica

Финская звероферма

Назад: Половодье

Далее: Битва под Напуе


Для многих, возможно, будет сюрпризом, что в гуманной и либеральной и все такое Финляндии до сих пор разводят животных на мех. Однако не так уж и мало фермеров в глубинке до сих пор этим живут. Почти все (90%) зверофермы сконцентрированы в шведоязычной Остроботнии, но на эту я случайно набрел в финскоязычной Южной Остроботнии. В 2014 году в Финляндии было 985 звероферм. Их количество сильно упало с 20 века (в 1980–х было 5500) и продолжает падать. Старые фермеры отходят от дел, а новых желающих этим заниматься не очень–то много — и не в последнюю очередь потому, что такое занятие ну как бы уже считается не очень комильфо, лисичек–то (и остальных, кого там разводят, на этой были лисы и вроде енотовидные собаки) всем жалко. Закрывается примерно по 50 звероферм в год.

В 1980–х годах из Финляндии поставляли 60% лисьих шкурок и 20% норочьих шкурок всего мира, к 2006 году эти цифры сократились до 20% и 5% соответственно, сейчас, наверное, еще сильно меньше. Зверофермы существуют и во всех остальных скандинавских странах, хотя во многих странах остальной Европы они либо запрещены, либо к ним сейчас применяются такие регуляции (в плане, чтобы животным было где бегать и все такое), что заниматься этим просто невыгодно. В Финляндии (постепенный) запрет на зверофермы не раз обсуждался, даже подавали гражданскую петицию в парламент, но воз и ныне там. Впрочем, выглядит все так, будто скоро вопрос разрешится сам собой. Но пока что зверофермы составляют достаточно заметную долю финской экономики — их оборот в 2000–х оценивался в 200–300 млн. евро в год, и они дают 2000–4000 рабочих мест напрямую и в несколько раз больше — косвенно (поставщики, сбыт и т. п.).

Дом фермера находился метрах в ста от собственно зверофермы, которую я фотографировал на телефон, подойдя близко к забору, и я спалился — ко мне из дома направился не очень дружелюбного вида мужик, по–видимому хозяин зверофермы, и начал наезжать, что я тут снимаю. С некоторым трудом мне удалось объяснить на своем ужасном финском, что просто лисички красивые и я ничего плохого не хотел. (Сердитый фермер лет 50 из зажопной южноостроботнийской глубинки — это тот случай, когда пытаться что–то объяснять на английском смысла нет, 90% что он его не знает.)

Подозрительность фермера (а по–моему в моей практике никто никогда нигде в Финляндии ни разу не возражал против фото) можно понять — активисты иногда, натурально, устраивают атаки на зверофермы. Самый знаменитый случай был в 1995 году на звероферме в Эвиярви, где три девушки под покровом ночи выпустили 400 лис с двух звероферм. Им дали небольшие условные сроки и постановили возместить ущерб в 800 тыс. марок (135 тыс. евро — ой). С тех пор таких активистов зовут «кеттутюттё» — «лисьи девочки». В 1997 году фермер из Ориматтилы, видимо, под впечатлением от этого случая, обстрелял пятерых активистов из ружья. Нервная работа у людей, короче.

Опубликовано: