logoEncyclopaedia Fennica

Beta

Утсйоки

Назад: Эспоо

Далее: Сто лет Тартусскому миру


Самый северный муниципалитет Лапландии, всей Финляндии и даже всего ЕС (мы же помним, что Норвегия в ЕС не входит) — это Утсйоки (Utsjoki), или, на северо-саамском, Охцейохка (Ohcejohka). Территория площадью 5372 кв. км, на которой проживают всего 1206 человек, выглядит на карте так (Утсйоки — к северу от тонкой фиолетовой линии муниципальной границы, южнее находится Инари):

Уже на этой карте сразу видно, что почти весь Утсйоки — необитаемые дикие земли, пронзаемые лишь двумя идущими с юга дорогами. Практически все население тяготеет к долине великой реки Тана (Tana; Тено или Тенойоки (Teno, Tenojoki) по-фински; Дэатну (Deatnu) по северо-саамски), пограничной реки Финляндии и Норвегии. В Утсйоки располагаются три из шести погранпереходов между Финляндией и Норвегией — в Каригасниеми, центральном селе Утсйоки и Нуоргаме.

1. Утсйоки находится так далеко на севере, что это одно из всего двух мест в Лапландии, где пейзажи начинают выглядеть ощутимо «арктическими» (второе место — Кясиварси, северо-западный отрог финской территории). Неискушенный путешественник в финской Лапландии, к примеру, пересекая ее на машине или автобусе, может легко оказаться разочарован тем, что она в общем-то по пейзажам от остальной Финляндии и не отличается; разве что плотность населения совсем небольшая, северные олени попадаются, да елки чуть более куцые и островерхие. На самом деле, конечно, Лапландия — самая красивая часть Финляндии, но красоту эту надо знать, где искать; прежде всего это массивы сопок-тундр (фьельдов), но в большей части Лапландии эти массивы относительно невелики и лишь редками островками разбавляют бесконечную тайгу и болота. Пейзаж меняется, причем удивительно резко, только когда въезжаешь в Норвегию. Однако в Утсйоки (или, точнее говоря, во всем географическом регионе Верхней Лапландии (Ylä-Lappi), к которому также относят часть Инари) виды тоже в какой-то мере напоминают Норвегию; массивы тундр здесь сливаются в почти непрерывные плато, расчленяемые лишь долинами крупных рек.

Фото каньона Кево из Википедии
Фото каньона Кево из Википедии

2. Большую часть Утсйоки занимают охраняемые природные территории. Заповедник Кево (Kevon luonnonpuisto) — самый большой заповедник всей Финляндии с большим отрывом, 712 кв. км; второй по величине, Сомпио, всего лишь 179 кв. км. Заповедник назван в честь каньона Кево (Kevo, по-саамски Геаву, Geavu), также самого большого в стране, длиной 40 км и глубиной до 80 м; посередине его находится крупный водопад (Фиеллу или Фиеллогоржи, Fiellu, Fiellogorži). Через Кево между дорогами на Каригасниеми и на Утсйоки проходит походный маршрут длиной 63 км. Он считается одной из самых сложных официальных пеших троп страны — ввиду длины, большого количества крутых подъемов и спусков (тропа не раз спускается в каньон и выбирается обратно, пересекая в нем таже реку через броды), и почти полного отсутствия вдоль нее хижин и лааву. Я б, конечно, хотел ее когда-нибудь попробовать (на самом деле я до сих пор ни разу не ходил в поход с более чем двумя ночевками, будь то в Лапландии или где-либо еще). Есть также вариант маршрута на 87 км (тропа Куйви, Kuivi), который от каньона на полпути уходит в сторону, поднимаясь высоко в тундры, и через них возвращается к началу тропы на стороне Каригасниеми. Иначе как по этим двум официальным тропам передвижение в заповеднике не разрешено, а весной (1.4-14.6) посещать каньон запрещено в принципе.

3. Другие охраняемые природные территории Утсйоки имеют куда более мягкий статус так называемых заповедных территорий — так на русский обычно переводят «erämaa-alue» или английское «wilderness area». Заповедные территории существуют только в Лапландии; в 1991 году было образовано сразу десять, и еще две добавились в 1997. Это довольно обширные территории в государственном владении, которые сохраняются в близком к естественному состоянии, хотя некоторая экономическая активность в них все же разрешена, например, оленеводство. Походы в них, разумеется, тоже разрешены, и правила для них также немного мягче, чем в большей части остальной страны; так, например, разводить костер разрешено где угодно (только из валежника, конечно, рубить ничего нельзя; ну и, по-хорошему, в тундрах с деревом могут быть проблема); палатку также разрешено ставить где угодно без ограничений. Однако в отличие от национальных парков, в заповедных территориях мало или вовсе нет официальных троп, хижин и другой походной инфраструктуры. Так что это наилучшие в Финляндии места для тех, кто хочет отправиться в поход «по-серьезному», полностью автономно и ориентируясь на местности полностью самостоятельно. Благо что в безлесных сопках-тундрах довольно легко передвигаться и ориентироваться по карте.

В Утсйоки находятся заповедные территории Калдоайви и Пайстунтури, и часть территории Муоткатунтури. Калдоайви (Kaldoaivi, по-саамски Галддоайви, Gálddoaivi) площадью 2924 кв. км — крупнейшая единая охраняемая природная территория в Финляндии. Троп в ней чуть больше, чем в большинстве других заповедных территорий, включая тропу Севеттиярви-Пулманки (Sevettijärvi-Pulmanki) длиной 60-70 км, также считающуюся сложной, но хижины по пути на ней все же есть.

Менее хардкорный вариант похода, который тем не менее все же хорошо знакомит с этим суровым краем — 35-километровая кольцевая так называемая тропа Утсйоки, отправляющаяся из села Утсйоки в тундры заповедной территории Пайстунтури (Paistunturi, по-саамски Паисдуоттар, Páisduottar), с удобным местом для ночевки у хижины Коахпеласъярви. Эту тропу я таки опробовал летом 2020, и в этом посте расскажу в том числе и про нее.

4. История Утсйоки не особенно увлекательна. На протяжении многих веков это были крайне глухие и труднодостижимые места, где жило лишь несколько сотен саамов — коренного народа Лапландии. Для местных жителей связи с Норвегией на практике были куда важнее, чем то обстоятельство, что они вроде бы как живут в Финляндии. Местные нередко заключали браки с саамами с норвежской стороны, и рыбачили в Северном Ледовитом океане (до которого вниз по реке Тана, до Тана-фьорда, отсюда не так уж далеко). Точная граница между Финляндией (принадлежавшей к Швеции) и Норвегией (принадлежащей к Дании) была проведена впервые лишь в 1751 году, когда между странами был заключен договор, получивший название Стрёмстадского. С этим договором Швеция навсегда отказалась от претензий на выход к Северному Ледовитому океану, хотя какой-либо практический прок от него она в любом случае едва ли могла бы иметь в те времена. Приложение к договору, так называемый «Лопарский кодицил», тем не менее, подтвердило права саамов более или менее игнорировать границу для целей оленеводства и т. п., и жить как раньше. Демаркация границы заняла несколько десятилетий, и на берегах Таны до сих пор встречаются высеченные в скале монограммы шведского короля Адольфа-Фредерика (ныне подкрашенные для заметности).

5. Первая церковь, маленькая деревянная, была построена в Утсйоки в 1700 году, на берегу озера Мантоярви. У церкви же образовалось естественным образом место для сходов и праздников. От этой церкви осталась только ризница, пристроенная в 1776 году — самое старое здание Утсйоки.

6. Так как для многих утсйокцев путь до церкви был очень неблизким, рядом с ней вырос маленький «церковный городок» — хижины, которые каждая семья строила для себя, чтобы при необходимости переночевать до или после службы. По сути своей это такой же церковный городок, какой можно увидеть рядом с Лулео в Швеции (Гаммельстад), хотя там он намного больше. Церковный городок использовался по назначению до самых 1930-х. От изначальных около 30 утсйокских церковных хижин (Utsjoen kirkkotuvat) остаются 14, в основном 19 века, несколько — 18 века, сейчас служащие музеем-скансеном. Среди них также стоит дом для сельских сходов (käräjätupa, букв. вечевая хижина).

7. Полностью граница закрылась спустя век после Стрёмстадского договора, в эпоху Российской империи, в 1852 году. Это принесло большие перемены в саамский уклад жизни, который, в частности, стал более оседлым. Более крупная церковь на месте обветшавшей старой была построена в 1853 году, архитектором Эрнстом Лорманном (Ernst Lohrmann), спроектировавшим и многие другие финские церкви. Церковь из серого камня и кирпича, сейчас стоящая над дорогой, примерно в 6 км на юг от современного главного села Утсйоки, выглядит для этих мест немного чужеродно.

8. Дом священника (pappila) рядом чуть старше церкви; построен в 1843 году никем иным, как Карлом Людвигом Энгелем (Carl Ludwig Engel), более всего известным как главный архитектор центра Хельсинки. Это была одна из последних работ Энгеля; сам он умер в 1840, еще до собственно постройки дома.

9. К 1885 Утсйоки получил первую школу. Сейчас в нем действуют три школы, во всех трех основных деревнях — селе Утсйоки, Нуоргаме и Каригасниеми — а также лицей (lukio, старшая школа). Во всех трех школах есть как финские, так и саамские классы, и все школьное образование можно получить на саамском; на саамском также может даваться часть предметов в лицее. Финны начали селиться в Утсйоки в сколько-нибудь значимых количествах лишь в 20 веке, и хотя сейчас жители, для которых саамский (северо-саамский, точнее) язык является родным, стали меньшинством, их процент остается наивысшим среди финских муниципалитетов — 45%.

10. Утсйоки стал одним из последних мест в Финляндии, получивших автодорожную связь с остальной страной; до Второй мировой Утсйоки полностью был, как говорится в финской поговорке, «за бездорожным волоком» (tiettömän taipaleen takana), и добраться до него можно было лишь по старой Финнмаркской тропе (Ruijanpolku), пешком или зимой на оленьей упряжке; этот маршрут существовал со Средних веков. (Сохранившийся участок этой тропы длиной 35 км сейчас действует как пеший походный маршрут, но не в Утсйоки, а намного южнее, через заповедник Сомпио в Соданкюля.) Для местных же главным транспортным путем была река Тана. Тана широка и относительно спокойна, но было на ней и несколько серьезных порогов, где лодки было необходимо обносить по берегу. Дорога Нивайоки-Алаялве (Nivajoki–Alajalve), 4.8 км длиной, обходила самый большой порог, Алакёнгяс (Alaköngäs, фин. Нижний водопад); в каком-то виде она существовала на этом месте много веков, и в 1928 году была официально причислена к государственной дорожной сети, хотя в реальности это был совершенно изолированный кусок дороги из никуда в никуда. Сейчас это музейная дорога, зимой не чистящаяся (фото сделано в начале июня).

11. Первая дорога с юга была построена до Каригасниеми (Karigasniemi, по-саамски Гарегасньярга, Gáregasnjárga), деревни на западном краю Утсйоки. Строительство началось в 1930-х от деревни Кааманен в Инари, но до войны закончить его не успели. Оставшийся сравнительно короткий кусок в итоге достроила нацистская Германия (когда Финляндия воевала с СССР в Войну-Продолжение 1941-1944, на севере страны Германия поддерживала ее собственными войсками), с использованием труда советских военнопленных, к 1943 году. В Каригасниеми дорога пересекает пограничную реку (Инарийоки, Inarijoki, по-саамски Анарйохка, Anárjohka, фактически верхнее течение Таны; стоит отметить, что эта река не имеет никакого отношения к селу и муниципалитету Инари в другой части Лапландии, а река в Инари-селе зовется Юутуанйоки) и продолжается в Норвегию на Карашок (Karasjok, по-фински Каарасйоки, Kaarasjoki, по-саамски Карашьйохка, Kárášjohka), а оттуда на север к берегу Северного Ледовитого океана, до села Лаксэльв (Lakselv, по-фински Леммийоки, Lemmijoki, по-саамски Леавднья, Leavdnja) на Порсангер-фьорде.

Национальная трасса 4 (Valtatie 4) всегда, с самого учреждения нумерации дорог в 1930-х, была самой длинной дорогой страны, из Хельсинки вдоль всей Финляндии на ее крайний север — изначально кончаясь в Лийнахамари в Петсамо (Печенге), единственном порту Финляндии на Северном Ледовитом океане. Когда территория Печенги была ре-аннексирована СССР в 1944 году, конечным участком трассы 4 стала считаться дорога на Каригасниеми через Инари и Кааманен. Название Каригасниеми для финнов надолго стало чем-то вроде синонима края света. Со временем дорогу заасфальтировали, но никакой другой существенной реконструкции никогда не проводили, и для дороги международного значения она остается весьма узкой и холмистой. Но движение здесь настолько небольшое, что практических проблем от этого не возникает.

12. Пограничный мост в Каригасниеми, с норвежской стороны.

13. До главного села Утсйоки дорогу построили в 1959, и в отличие от дороги на Каригасниеми эту со временем таки спрямили и расширили. За последней развилкой в Кааманене она забирается довольно высоко в тундры, не выше линии деревьев, но все же в зону горной березы, и придорожный пейзаж там очень нехарактерный для Финляндии. Оттуда фото у меня, к сожалению, нет. За этими возвышенностями дорога медленно опускается обратно по долине Утсйоки, реки средних размеров. В нижнем течение она образует озеро Мантоярви (Mantojärvi, по-саамски Маттаяври, Máttajávri), и впадает в Тану в селе Утсйоки.

Название Utsjoki происходит от северо-саамского Ohcejohka, но откуда, в свою очередь, взялось это название — точно неизвестно. Возможно, оно является искаженной формой инари-саамского Uccjuuvâš, что означает попросту «маленькая река». Инари-саамы, как можно догадаться из названия, живут лишь в районе озера Инариярви, далеко отсюда, и являются и всегда являлись очень маленьким народом — но кто же знает, как люди расселялись раньше и как у них распространялась топонимика.

14. Дорога на Утсйоки изначально в нем же и кончалась. В 1993 году в конце дороги построили мост через Тану, получивший название Саамский мост (Saamen silta). Это второй погранпереход в Норвегию из Утсйоки.

15. С открытием этого моста маршрут Национальной трассы 4 поменяли еще раз, и теперь она заканчивается тут в селе Утсйоки, этим мостом. На норвежской стороне сразу после моста дорога примыкает к Европейскому маршруту E6 — дороге, идущей северным малонаселенным берегом Таны.

16. Заброшенный короткий отрезок дороги у моста. Люблю заброшенные дороги; в Финляндии иногда можно встретить небольшие заброшенные участки старых дорог, которые не стали рекультивировать, рядом с местами, где была какая-то дорожная стройка или реконструкция.

17. В остальном же село-муниципальный центр Утсйоки — не слишком примечательное место; живет в нем около 320 человек. Это здание муниципальной администрации.

18. Экономика приграничных с Норвегией финских деревень в наши дни сильно завязана на приграничную торговлю; Норвегия — одна из самых дорогих стран мира, и цены там значительно выше финских, и, хотя зарплаты тоже пропорционально тоже, норвежцам, как и всем нам, не чуждо стремление к экономии, так что они не прочь по возможности закупаться на финской стороне границы. На самом деле на разумном расстоянии от финских границ живет не так уж и много норвежцев, так что мало для кого это практичный вариант. А, к примеру, сразу ящик алкоголя в Норвегию не ввезешь, как в Финляндию из Эстонии — раз Норвегия не член ЕС, ограничения на провоз алкоголя и некоторых других товаров между ними намного более жесткие, чем между Финляндией и Эстонией, и изредка норвежские таможенники могут проводить случайные досмотры на границе.

Конкретно для села Утсйоки приграничная торговля, правда, не так существена, как для Каригасниеми, Нуоргама, Няятямё или Килписъярви, так как на норвежской стороне здесь никаких населенных пунктов нет за много десятков километров. Так что магазинчик тут один, не слишком большой и несетевой, называется «Экономия Уулы» (Uulan säästö).

Экономика муниципалитета Утсйоки в остальном основана на оленеводстве и туризме. Утсйоки примечателен тем, что в нем самый большой в стране разрыв между доходами мужчин и женщин… в пользу женщин! По состоянию на 2017 год утсйокские женщины в среднем зарабатывали в 2.18 раз (раз! Не на 2,18%!) больше, чем мужчины. На другом конце этой шкалы был Перхо в Центральной Остроботнии, на западе страны, но там мужчины зарабатывали «всего лишь» в 1.72 раза больше женщин.

Причина этого феномена достаточно проста; много мужчин здесь занято в оленеводстве, а это работа сезонная, малодоходная, да еще и довольно физически тяжелая; в наши дни скорее призвание, чем обычная профессия. С другой стороны, в образовании, здравоохранении (в каждой из трех основных деревень есть поликлиника) и на офисных должностях работают чаще женщины, обычно тоже не с какими-то поражающими воображение зарплатами (только врачи по-настоящему богаты, но не, к примеру, медсестры), но все же выше и стабильнее заработка оленеводов. Женщины зарабатывают больше мужчин и в ряде других муниципалитетов в основном на севере страны, но в среднем, конечно, по Финляндии, как и везде, зарплаты больше у мужчин.

19. В каждом уважающем себя муниципальном центре должен быть «грилликиоски»…

20. …И бар. Бар здесь зовется «Растигайса», в честь выдающейся горы, 1067 м высотой, в Финнмарке в Норвегии, в нескольких десятках километров от Утсйоки. Более правильное название горы — Расттигайса (Rásttigáisá). В Финляндии это, вероятно, самая известная финнмаркская гора, потому что она упоминается в сказке «Сампо-лопаренок» (Sampo lappalainen), одной из известнейших сказок Закариуса Топелиуса (Zacharias Topelius, 1818-1898), финношведского писателя, более всего своими сказками в народе и прославившегося. В наши дни на вершину Расттигайсы ведет размеченная тропа длиной 16 км; учитывая, что 16+16 будет 32 км, для однодневного похода будет многовато.

21. Дорога Каригасниеми-Утсйоки-Нуоргам (148 км), вдоль южного берега Таны, называется в наши дни Региональной дорогой 970 (Seututie 970). Участок Утсйоки-Нуоргам построен в 1971 году; Каригасниеми-Утсйоки изначально в 1972 как «тропа-дорога» (polkutie, в наши дни исключительно редкий статус), и перестроен в нормальную проезжую для машин дорогу в 1983. Дорога заслуженно известна как одна из самых красивых, если не самая красивая дорога Финляндии; конечно, к примеру, лучшим дорогам вдоль норвежских фьордов она скорее всего все же проигрывает, но долина Таны, с обеих сторон окаймленная бесконечными сопками-тундрами, тоже прекрасна. Да и не так уж много в Финляндии красивых дорог — это, я считаю, вообще одна из основных причин, по которым финскую природу часто недооценивают.

Тана известна в первую очередь как великая лососевая река; это одна из крайне немногочисленных оставшихся свободно текущих крупных рек севера Финляндии и Скандинавии — ее никогда не перегораживали никакие гидроэлектрические плотины, так что лососю в ней живется вольготно. Многие туристические бизнесы в Утсйоки ориентированы в первую очередь именно на рыболовов. Ежегодно в Тане вылавливают 50-100 тонн лосося, обычно примерно поровну финские и норвежские рыболовы. Все это либо туристы, либо местные, занимающиеся рыбалкой для собственных нужд; профессиональных рыболовов в долине Таны нет уже несколько десятилетий, да и хотя бы изредка ловят рыбу на продажу сегодня считанные единицы.

22. Весна в долине Таны, и да, под весной я имею в виду ранний июнь. Это ж все-таки крайний север, как-никак (хотя летом может быть и жарко, а безжалостных комаров и гнус недаром в шутку зовут «ВВС Лапландии»). Полярная ночь и полярный день в Утсйоки длятся около двух месяцев каждый, и об их начале и конце в Нуоргаме, крайней северной точке, часто возвещают национальные новости. Полярный день я видел много раз, а вот настоящую полярную ночь — ни разу; надо б когда-нибудь попробовать, конечно.

23. Ну, а это Нуоргам (Nuorgam, по-саамски Ньюоргган, Njuorggán), 70° 05' с. ш.

24. В Нуоргаме есть несколько «самых северных в ЕС» мест, например, бар, под названием «Берлога сталлу» (Staalon pesä). Сталлу, согласно саамской мифологии (насколько нам известно, по крайней мере; об этой мифологии сохранилось не так уж много информации), — это великан-людоед, злой, но обычно довольно недалекий. Бар, правда, закрылся несколько лет назад, и здание ремонтировали для какой-то другой цели.

25. Но самый северный супермаркет и магазин «Алко» чувствуют себя вполне неплохо (по крайней мере, чувствовали до коронавируса…). Третий и последний утсйокский погранпереход находится в Нуоргаме, а отсюда не очень далеко ехать до крупных норвежских сел Тана-Бру и Варангерботн, и чуть подальше — до городка Вадсё. Обратите внимание, что часы работы указаны для финского и норвежского часового пояса отдельно. Норвегия использует один и тот же часовой пояс на всей своей территории, так что, въезжая из Финляндии в Норвегию с юга на север или наоборот, внезапно почему-то оказываешься в другом часовом поясе.

26. Памятный камень самой северной точки Финляндии и всего ЕС почти прямо на самой норвежской границе. Строго говоря, самая северная точка находится примерно в 400 м на север, на середине Таны; а самая северная точка суши, соответственно, на берегу Таны, но там кто-то живет.

27. 4 сентября 2020 года, когда было сделано это фото, между Финляндией и Норвегией на финской стороне действовал временный пограничный контроль, как часть мер по борьбе с распространением коронавируса. Выехать из Финлядии можно было свободно (а норвежцы на своей стороне ничего никак не ограничивали), но въехать разрешалось только гражданам и резидентам Финляндии, по рабочим поездкам, и для жителей не очень точно определенных приграничных территорий; также был рекомендован двухнедельный самостоятельный карантин по возвращению из Норвегии. Приграничная торговля сильно пострадала из-за этих ограничений, хотя сложнее всего было не на норвежской границе, а в двойном городе Торнио и Хапаранда на шведской (на финско-шведской границе были те же ограничения). Пограничный контроль в конце концов отменили в сентябре, но вернули спустя всего лишь неделю, так как коронавирус снова пошел в рост в Норвегии и Швеции (да и в Финляндии), и на момент написания этого текста контроль оставался в силе. Я сам сейчас крайне отрицательно отношусь к большинству коронавирусных ограничений, но особо вдаваться в эту тему не хочу, тем более в посте про Утсйоки.

Что до меня, я на самом деле съездил в ходе трехнедельного отпуска (проведенного в основном на востоке и севере Финляндии) в Норвегию на несколько дней, и это фото сделал на обратном пути. Как резидент Финляндии, я взял с собой свой российский загранпаспорт и финский ВНЖ, и с ними впустили без вопросов, только спросили, где живу и откуда еду. Так, собственно, выглядел пограничнный контроль, бытовка да временные светофоры; для въезжающих из Норвегии светофор горел красным. (Пограничник, заметив, что, въехав в Финляндию, я развернулся и встал здесь, выглянул из своего контейнера, но, увидев, что я просто фотографирую, дружелюбно махнул и вернулся внутрь.)

28. Но давайте во второй половине поста поговорим о менее грустных вещах, а именно, о походном маршруте Утсйоки! (Utsjoen retkeilyreitti) В Утсйоки не так уж много официальных пеших троп, потому что, как я упоминал, в основном местные земли имеют статус заповедных территорий, в которых мало размеченных троп. Но одна такая тропа все же начинается и заканчивается прямо в центре села Утсйоки, напротив муниципальной администрации.

Тропа, круговая, длиной 35 км и с хижиной (и хорошими местами для палаток рядом) примерно на полпути, прекрасно подходит для двухдневного похода — таких троп и в целом не так-то много. Каких-либо конкретных крупных природных достопримечательностей вдоль нее нет, но она прекрасно показывает в целом природу Утсйоки и Пайстунтури, с бескрайним плато пологих сопок-тундр, бурными ручьями, мелкими болотцами и озерцами, и несколькими довольно крупными долинами-ущельями.

Помимо информационных щитов здесь в начале тропы раньше была информационная «природная хижина», но она сгорела в 2017 году и по крайней мере пока что не восстановлена. Тропа отмечена на всем протяжении небольшими колышками с оранжевым верхом, а также указателями на развилках, так что заблудиться будет трудно, но, конечно, крайне желательно взять с собой навигатор с топографической картой, а еще лучше — и бумажную карту на всякий случай. Сам я эту тропу выбрал, потому что остановился почти на неделю в мотеле в Кааманене (Neljän Tuulen Tupa, «Хижина четырех ветров»), где-то в 80 км к югу от Утсйоки, и очень хотел сходить где-нибудь в этих местах в поход с ночевкой (а после этого похода как раз была вышеупомянутая вылазка в Норвегию). Мотель хочу отдельно упомянуть — очень уютное место с бревенчатыми стенами, вкусной и недорогой едой, и гостеприимными хозяевами. Я очень люблю ночевать в гостиницах, но они редко попадаются особо запоминающиеся, так что редко когда я могу какую-то гостиницу прямо уж порекомендовать.

29. Тропа начинается, как можно догадаться, с довольно крутого, но не слишком длинного подъема с 80 до 220 метров над уровнем моря через лес горной березы. Утсйоки, по крайней мере его северная часть, лежит уже за границей сосновых лесов; на этих широтах выживают только березовые. Немного противоречит интуиции, что хвойные деревья на самом деле переносят холод хуже березы, которая на севере растет в виде более низкой и скрюченной горной формы, а еще дальше на север (либо выше в гору) — в виде карликовой березы, стелющейся по самой земле тоненькими веточками. Сосна в свою очередь морозоустойчивей ели; граница еловых лесов проходит намного дальше на юге, через северную часть Соданкюля.

30. Вскоре мы начинаем идти вдоль забора от оленей, а затем выходим к калитке в нем. Такие калитки могут иметь разную форму, здесь она такая вот рудиментарная — просто жерди, которые нужно по отдельности сдвинуть в сторону и потом вернуть на место за собой.

31. И вот мы за линией деревьев, на плато, высота которого в основном колеблется между 250 и 350 м. Собственно заповедная территория Пайстунтури начинается еще в километре-двух дальше по тропе; на местности ее граница никак не отмечена. Но выглядит она примерно так — бесконечные пологие голые тундры.

32.

33. А еще отсюда видно упоминавшуюся выше гору Расттигайса! Будучи на 700-800 метров выше этого плато, она хорошо видна здесь за десятки километров. И на ней видны снежники; учитывая, что на дворе конец августа, этот снег уже не растает, по крайней мере в этом году. В Финляндии, насколько известно науке географии, есть лишь один никогда не тающий снежник — небольшой, на склоне горы Ридничохкка (Ridnitšohkka), второй самой высокой горы страны (1317 м) и соседки самой высокой горы — Халти. Халти стоит на норвежской границе и ее настоящая вершина на самом деле находится на норвежской стороне, так что Ридничохкка — самая высокая гора, вершина которой находится в Финляндии. Добраться до Халти и Ридничохкки непросто, около 50 км пешком в одну сторону, но это весьма популярный маршрут, и хорошо оснащенный хижинами. Такие (относительно) высокие горы в Финляндии встречаются только в Кясиварси на крайнем северо-западе. Самая высокая сопка Пайстунтури и Утсйоки, Гуйви (Guivi), лишь 641 м высотой.

34. Позади открываются прекрасные виды на долину Таны, хотя деревья и склон их частично загораживают.

35.

36. Здесь еще можно было найти местами морошку, в то время как в Южной Финляндии ее короткий сезон заканчивается уже в конце июля или около того.

37. Но в основном ковер тундры испещрен только ягодами водяники и дёрена, и то и другое съедобное, но почти безвкусное.

38.

39. Самая высокая точка вдоль тропы — сопка Роаввоайви (Roavvoaivi), около 445 м над уровнем моря. Сама тропа обходит ее по склону, но чуть отклониться и подняться на остающиеся до вершины 50 м по пологому склону не составляет труда, хотя тропинки туда и нет.

40. Вершина Роаввоайви.

41. С Роаввоайви на севере виднеются и другие норвежские горы со снежниками. А на среднем плане, согласно карте, находится кусочек палса-болота; это особый вид болот с линзами вечной мерзлоты под землей, попадающийся в тундрах Лапландии. От вечной мерзлоты земля пучится вверх и получается не очень большой, но четко выраженный холмик. В Финляндии (да и в остальной Скандинавии, если не причислять к ней Шпицберген и Гренландию) не бывает сплошной вечной мерзлоты, бывает только такими вот отдельными островками. Но я лично никаких холмиков отсюда так и не заметил.

42. День начался более солнечным, но к вечеру стали собираться тучи. Последние лучи солнца на сегодня.

43. А теперь мы спускаемся в долину с длинным узким озером на дне. Это и есть Коахпеласъярви (Koahpelasjärvi, по-саамски Гоахппелашьяври, Goáhppelašjávri), на берегу которого будет место для ночевки, но еще нужно немного пройти. Коахпеласъярви стекает на север небольшой речкой через ущелье высотой до 100 м, впадающей в Тану.

44. Еще пара километров, последний спуск к озеру, и впереди что-то виднеется.

45. Хижина Коахпеласъярви — типичная autiotupa, открытая хижина. Удобства в ней минимальны — нары для спанья (официально на 8 человек), стол и скамейки, печка, газовая плитка и разные кастрюли. Такой хижиной могут пользоваться и ночевать здесь все, бесплатно и без какой-либо предварительной резервации. В хижине не следует ночевать более двух ночей подряд, а если хижина переполнена, то пришедший первым должен освободить место для пришедшего последним (так что полагаться на такие хижины на 100% и не брать с собой палатку не следует, если вы не знаете точно, что делаете). Конечно, на практике это никто контролировать не может, так что это вопрос походного этикета. Дрова можно взять в сарае рядом, там же туалет, а рядом — ручей и озера, где можно брать воду. Мусор свой следует забирать с собой, если это не что-то, что можно сжечь в печке или бросить в туалет, чтобы компостировалось. Изначально такие хижины могли строиться, к примеру, для охоты, рыбалки или оленеводства, и оттуда пошла их традиция (больше нигде в Западной Европе таких общедоступных хижин массово нет), но сейчас они уже обычно строятся изначально для туристов. В интернете пишут, что эту хижину построили скорее всего в конце 1990-х.

46. Так как в открытой хижине спальное место не гарантируется (бывают еще хижины, где можно забронировать койку за небольшую плату, а то и снять всю хижину), чаще всего люди просто ставят палатку рядом, а в хижине сушат вещи, готовят и общаются. Я застал хижину пустой (в целом за весь поход я встретил всего несколько людей, и всех их не слишком далеко от цивилизации), но все же поставил палатку невдалеке, ожидая, что кто-нибудь подойдет. Я не люблю спать в палатке (хотя в этом году у меня с этим стало чуть получше, чем раньше), но спать в комнате с посторонними людьми еще хуже.

47. Дело уже было к закату, и совершенно неожиданно появились комары; я-то думал, здесь в конце августа их уже нет и даже не взял с собой средство от комаров. Но вскоре начался дождь, тоже удовольствие на любителя, но все же получше, чем комары. Я скромно поужинал и пошел спать в палатку, но позже, уже совсем в потемках, решил перебраться-таки в хижину, в которую так никто и не пришел. В хижине спать было поприятней, хотя, конечно, все равно надо было в своем спальнике, никаких там простыней или хотя бы матрасов нет.

48. Поход продолжился на следующее утро. Продолжался мелкий дождь. Тропа поднялась от озера и спустилась в другую долину.

49. Хижина у озерца. Тоже никого. На ней написано, что это laavu, но на самом деле это вовсе не laavu, а kota. Лааву — открытый навес, а кóта — закрытая коническая хижина с печкой посередине, напоминающая по форме традиционный саамский чум, от которого она и берет свое название. Спать в коте неудобно, но не запрещено.

50.

51. Теперь спускаемся вдоль умеренно бурной мелкой речки.

52. Которую нам предлагается перейти вброд! На самом деле это совершенно не обязательно; тропа продолжается и по этому берегу, и даже крюка никакого особого в итоге не будет. Так что, видимо, брод здесь просто ради экспириенса. Тут и место, по-моему, не особо оптимальное для брода; нужно идти по колено в воде, что уже очень небезопасно, если не на что опереться и не за что держаться; в такой небольшой речке, мне кажется, должно быть и более удобное место. Ну, у меня с собой были мои походные палки, плюс здесь можно держаться за эти штуки, так что я смело пошел; а ботинки все равно к тому времени уже промокшие были. 9/10, рекомендую.

53. В маршруте этой тропы плохо только то, что здесь она спускается из тундр до самой дороги, к церкви, которая, как мы помним, отстоит на 6 км от собственно села Утсйоки; а дальше тропа забирается снова обратно вверх и там идет последние 10 км. Так что есть большой соблазн тут в конце просто пойти по дороге, или там такси вызвать даже, или хотя бы оставить где-нибудь в укромном месте рюкзак, пойти дальше по тропе налегке, и заехать потом за ним на обратном пути. Я, однако, ничего из этого делать не стал, и продолжил поход по-честному.

54. У церкви можно осмотреть церковные хижины, раз уж мы здесь. Ну, о них я уже рассказывал.

55. Так что дальше обратно вверх. Небольшое расстояние тропа идет вдоль колеи квадроциклов. Выглядят такие колеи часто как жуткие говна (само по себе очень редкое для Финляндии явление); ездят тут оленеводы, другим официально и нельзя. Квадроциклы здорово облегчают их и без того неблагодарный труд, так что ладно уж.

56. Одинокий олень. Северные олени очень часто попадаются в Лапландии, раз уж тут их разводят (и диких оленей нет, они все кому-то принадлежат). Практически в любой сколько-нибудь длительной поездке на машине по Лапландии на них наткнешься обязательно. Почему-то они склонны полностью игнорировать машины, даже если на них бибикать или орать, и, если они встали на дороге, то, пока не решат уйти, ничего с ними не поделаешь. А вот в походе все совершенно иначе; людей олени избегают, по крайней мере незнакомых, убегают, и сфотографировать оленя вблизи в природе весьма непросто (хотя, конечно, все равно куда проще, чем совершенно дикое животное).

57. Ну вот и этот тоже убегает. Люблю я оленей. Прекрасные звери.

58. А у нас последний спуск — на этот раз обратно к долине Таны и селу Утсйоки. Внизу ждет машина, а потом, в 80 км отсюда — горячий душ и ужин…

Практическая часть: на машине до Утсйоки 1270 км из Хельсинки и 1410 км из СПб, так что ехать придется минимум два дня, если, конечно, нет сменного водителя.

Ближайшая к Утсйоки ж/д станция — в Рованиеми (за 450 км), а ближайший аэропорт — в Ивало (за 175 км). И из Рованими, и из Ивало, до Каригасниеми, села Утсйоки и Нуоргама до всех ходят автобусы 1-2 раза в день. См. поиск автобусов. Так как дорог в этих краях немного, до большинства природных достопримечательностей на автобусе ехать не сильно сложнее, чем на машине. Машину также должно быть можно арендовать как в Рованиеми, так и в аэропорту Ивало.

Как обычно в Лапландии, есть также опция перевозки машины до Рованиеми ночным поездом (из Хельсинки, Тампере или Турку), что исключительно удобно, но недешево, а места на эти поезда быстро разбирают и лучше покупать билеты прилично (за месяцы) заранее.

И в Каригасниеми, и в селе Утсйоки, и в Нуоргаме есть где заночевать, см. Booking.com, как обычно. С машиной, конечно, вариантов намного больше, например, та Neljän Tuulen Tupa в Кааманене в 80 км на юг. Тут на севере 80 км на машине — считай что рукой подать.

Во всех трех деревнях есть продуктовые, в главном селе Утсйоки, как упоминалось выше, на самом деле самый небольшой. Ближайшие магазины покрупнее (S-Market и K-Supermarket) — в Ивало. «Алко» есть только в Каригасниеми и Нуоргаме, а в селе Утсйоки только их точка выдачи заказов в магазине. Во всех трех деревнях также в теории есть где поесть. Никаких вариантов проживания и еды непосредственно в Утсйоки я не пробовал и посоветовать ничего не могу.

Ссылки на официальные страницы различных природных территорий:

Опубликовано: