Encyclopaedia Fennica

Финские гербы

Назад: Замерзшее море

Далее: Ремонт машины по страховке в Финляндии


Одна из, на мой взгляд, довольно интересных и заметных деталей Финляндии — гербы муниципалитетов. Их можно в большом количестве увидеть, путешествуя по стране на машине; таблички с названием и гербом ставятся на границе муниципалитетов на всех более–менее значимых дорогах. В Швеции и Норвегии таковые тоже есть, но в Финляндии, на мой взгляд, самые интересные; в Швеции как–то обычно без огонька, а в Норвегии и вовсе обычно какие–то унылые геометрические формы.

До 1949 года только города имели право на собственный герб. C 1949 это было разрешено всем муниципалитетам, хотя юридические отличия городов от сельских муниципалитетов были ликвидированы много позже. Герб большинства муниципалитетов был разработан именно после реформы, в 1950–60–х. Почти все они авторства одного из трех художников: Густав фон Нумерс, Ахти Хаммар и Олаф Эрикссон.

В настоящий момент все финские муниципалитеты имеют свой собственный герб. Муниципалитеты нередко объединяются в целях экономии бюджетных средств, и их количество постоянно падает, так что некоторые гербы постепенно уходят в историю. Тем не менее, до сих пор существует более 300 муниципалитетов. Все гербы, конечно, в одной статье рассмотреть невозможно, но можно взглянуть на историю и смысл хотя бы нескольких любопытных.

Энонтекиё

К обширному муниципалитету Энонтекиё (Эанодат по северо–саамски) относится вся «рука» Финляндии (Кясиварси), северо–западный «отросток» ее территории. Это единственная часть Финляндии, где можно увидеть настоящие горы, а не только карельские («ваара» — лесистые) и лапландские («тунтури» — лысые) сопки. На гербе изображен один из наиболее часто встречающихся обитателей скудных лапландских земель — белая куропатка.

Эурайоки

Поселок Эурайоки в наши дни известен только долгостроем АЭС Олкилуото. Его герб изменился в 2017 году после слияния с муниципалитетом Лувия, но старый герб был хорош — рак, ловящий угря, за крепостной стеной. Здесь тоже смысл герба довольно прямолинейный; раки и угри здесь всегда водились, а стена символизирует местных замок Лиинмаа (Врегденборг), один из небольших средневековых финских замков, от которых в наше время не осталось абсолютно ничего, кроме небольшого холмика.

Илмайоки

Илмайоки («Воздушная река») — сельский муниципалитет в регионе Южная Остроботния. На его гербе изображена голова сердитого медведя и две скрещенные дубины. Дубины означают Дубинную войну — самое большое крестьянское восстание в истории Финляндии, да и всей Швеции — произошедшее именно в районе Илмайоки в 1596–1597 годах. Зачинщик восстания, Яакко Илкка (четвертованный шведами на берегу реки Кюрёнйоки, на фото) до сих считается кем–то вроде остроботнийского народного героя. Например, главная газета города Сейняйоки, столицы региона, сейчас называется «Илкка».

Иломантси

На гербе поселка Иломантски в глуши финской Северной Карелии изображены три кантеле. Кантеле ассоциируется прежде всего с Вяйнямёйненом, главным героем знаменитой «Калевалы», финского национального эпоса, записанного в 19 веке Элиасом Лённротом — а эпос этот на самом деле скорее карельский, чем финский, и исходные материалы для «Калевалы» были им собраны в основном на территории современной российской Карелии (например, в селе Ухта, которое с тех пор переименовано в Калевалу). Самое же «карельское» место на территории современной (послевоенной) Финляндии — Иломантси, крайняя восточная точка всей страны. Здесь до сих пор местами говорят по–карельски, 17% населения православные (самый большой процент в стране), да и само название «Иломантси» идет от имени «Илья» — крупная православная церковь в центральном поселке называется церковью св. Ильи (на фото). Да и поселок до сих пор местные зовут «Погоста», от русского «погост».

Инари

На территории самого большого муниципалитета Финляндии, Инари, в северной Лапландии, четыре официальных языка: финский, северо–саамский, инари–саамский и скольтско–саамский. На последних двух больше не говорят почти нигде в мире, да и в Инари–то, по совести говоря, мало кто говорит. Инари–саамы — небольшой народ, живущий в окрестностях озера Инариярви (его кусочек на фото) и исторически промышлявший рыбалкой в нем, а скольто–саамы изначали жили в районе Печенги (и были и остаются православными), но в большинстве своем эвакуировались глубже в Лапландию, когда Печенга после войны вновь отошла СССР. На гербе Инари нарисована диковинная рыба с рогами северного оленя. И такое существо действительно существовало в языческих саамских верованиях: это скайммадас, страж озер, огромная рогатая рыба, господин всей рыбы в озере. Скайммадас отличался скверным нравом; если рыбаки относились к озеру уважительно, он мог одарить их рыбой, но если они вели себя плохо, шумели и мусорили, то мог и утащить в воду и сожрать.

Кеминмаа

На гербе поселка Кеминмаа («Земля Кеми»), пригорода города Кеми в Приморской Лапландии, нарисован лосось с замком во рту. В Кеминмаа находится устье реки Кемийоки — самой большой реки всей Финляндии, к бассейну которой относится большая часть финской Лапландии. Когда–то Кемийоки была самой богатой лососем рекой в Европе. Все изменилось в 1940–х, со строительством ГЭС Исохаара в Кеминмаа (на фото), перекрывшей реку недалеко от устья. Вслед за Исохаарой в последующие десятилетия вверх по реке до города Рованиеми протянулся целый каскад ГЭС. Финляндия небогата гидроэнергетическими ресурсами (в отличие от Швеции и Норвегии), и на ГЭС бассейна Кемийоки вырабатывается треть всего гидроэлектричества страны. Но экосистему лосося плотины, разумеется, убили напрочь. В 1993 году на ГЭС Исохаара был наконец построен рыбоход, а в этом году он был заменен рыбоходом нового поколения («Каласюдян» — «Рыбное сердце»), что существенно улучшило ситуацию, но остальные 5 ГЭС каскада Кемийоки остаются без рыбоходов.

Коккола

Черная бочка с вырывающимися языками пламени — герб города Коккола («Кострово»), столицы небольшого региона Центральная Остроботния. В наши дни Финляндия известна как страна без существенных природных ресурсов, не считая леса. Но на протяжении многих веков именно лес и был «финской нефтью», точнее, не сам лес, а сосновый деготь — продукт пиролиза древесины. Деготь использовался для смоления деревянных судов, и был критически важным экспортом для всей Скандинавии — учитывая, что леса в остальной Европе вырубили уже давным–давно. «Стокгольмский деготь» на самом деле в основном делался в Финляндии, и с веками основные дегтярные регионы постепенно перемещались с юга на север; в 17 веке, когда была основана Коккола, большая часть дегтя делалась в этом регионе — Остроботнии. До сих пор в лесах можно найти ямы на месте дегтярных печей, где срубленный лес обкладывался мхом и дерном, поджигался, и тлел на протяжении нескольких дней, после чего из трубы из центра печи начинал течь густой горячий деготь, которым наполняли бочки. Более всего дегтем, однако, прославился северо–восточный малонаселенный регион Кайнуу, где деготь уже в промышленных объемах делали в 19 веке, и сплавляли в специальных лодках по реке Оулуйоки в порт Оулу. Все изменилось практически в одночасье, когда судостроительство с дерева перешло на металл, и дегтярное производство практически вымерло. Деготь до сих пор производят местами кустарно, но лишь как народное лекарство от всего и как сувенир.

Куусамо

Хотя северный олень — исключительно часто встречающееся в Лапландии домашнее животное, в гербах он используется на удивление редко. Есть, например, на гербе городка Куусамо, который даже на в Лапландии, а в Койллисмаа (Северо–Восточной земле), преддверии Лапландии и отдаленной части региона Северная Остроботния. Олень изображен под сияющим северным сиянием. От Куусамо до Северного Полярного круга остается лишь несколько десятков километров, а оленеводство в этом районе исключительно развито.

Лаппеенранта

На гербе хорошо известной петербуржцам Лаппеенранты, как и на гербе всей Лапландии, нарисован дикарь в набедренной повязке. Само название «Лаппеенранта» означает «лопарский берег» и является однокоренным со словом «Лапландия». Обычно считается, что «лопари» — старое (и не очень вежливое) название для саамского народа; на самом деле, в Финляндии лопарями (лаппалайненами) звали всех «лесных людей», не занимавшихся земледелием, а лишь охотой и рыбалкой, и ведущих кочевой образ жизни; говорить они при этом могли как по–саамски, так и по–фински. Постепенно цивилизованная часть Финляндии расширилась до самой Лапландии, и лопари были практически вытеснены (а оставшиеся постепенно начали заниматься оленеводством, с которым и ассоциируются в наши дни — и опять же, оленеводством в Финляндии занимаются как саамы, так и финны). Но по всей стране от них остались курганы не вполне понятного назначения — «лопарские руины» (lapinraunio) — и топонимы, включая, собственно, Лаппеенранту.

Лапуа

Гербом городка Лапуа в Южной Остроботнии является наездник на медведе. Я не знаю, почему, и не буду ничего писать об этом гербе. Просто полюбуйтесь. Это же, мать вашу, наездник на медведе.

Лиекса

Город Лиекса находится в глуши финской Северной Карелии и не примечателен практически ничем. По его виду и не скажешь, что вообще–то у этих мест довольно старая история; Лиекса (как и ряд других финских городов) была основана графом Пером Браге, в 1653 году, под названием Брахеа. Герб со стрелком, использующийся с тех времен, отражал назначение крепости. Крепость Брахеа была основана перед довольно малоизвестной русско–шведской войной 1656–1658 годов, в Финляндии известной как «Раскольная война». Эта война, затеянная царем Алексеем Михайловичем с целью обрести выход к Балтийскому морю, окончилась без территориальных изменений, потому что Алексею Михайловичу, как ни крути, далеко было до Петра Алексеевича. Крепость просуществовала всего несколько десятков лет, после чего была разобрана; современная Лиекса была основана уже в 20 веке, но унаследовала герб Брахеа.

Мултия

Непримчательный поселок Мултия в Центральной Финляндии — неподходящее место для людей, боящихся насекомых, потому что на его гербе нарисован довольно реалистичный муравей. Жителей Мултии по какой–то причине издавна прозвали «желтыми», но «желтый» (keltiäinen) — также обычное название для желтого земляного муравья.

Нурмиярви

Городок Нурмиярви («Травяное озеро»), дальний пригород Хельсинки, в начале 2000–х годах был известен прежде всего из понятия «феномен Нурмиярви» — среди молодых семей тогда было очень модно переезжать подальше от Хельсинки в места типа Нурмиярви, где тихо и природа под боком. С тех пор эта тенденция практически остановилась, а потом возобновилась (и сейчас известна как «феномен Ярвенпяа» — разница в том, что из Ярвенпяа, в отличие от Нурмиярви, есть электричка, чтобы ездить в город общественным транспортом). Гораздо позже Нурмиярви стал известен как город «семи Трампов» из–за характерной внешности семи людей, изображенных на его гербе. На самом деле герб символизирует персонажей самого первого крупного литературного произведения на финском языке, романа «Семь братьев» Алексиса Киви (1870). Роман рассказывал о, собственно, семерых братьях, характерного финского характера, и жили они, по сюжету, именно близ современного Нурмиярви. Автор написал свой роман, спился и умер.

Ориматтила

На гербе поселка Ориматтила в Пяйянне–Тавастии нарисован конь с косой в характерной позе Смерти. Потому что «ори» означает «жеребец», а «тила» — «ферма». Логично же!

Оутокумпу

На гербе городка Оутокумпу («Странный холм») в Северной Карелии нарисован символ Венеры. Но символизирует он отнюдь не феминизм, а медь (символ Венеры также является алхимическим символом меди); в Оутокумпу располагалась самая знаменитая медная шахта Финляндии. Шахта действовала в 1910–1989 годах; сейчас месторождение полностью истощено, но компания Outokumpu Oy до сих пор существует, и сейчас ей уже принадлежит металлургический завод в Торнио и хромитовый рудник в Кеми. Сама старая шахта сейчас преобразована в музей (мой любимый музей Финляндии). Атмосфера умирающего бывшего промышленного городка хорошо показана в одном из детективов Леены Лехтолайнен, «Медное сердце» — город из книги называется Арпикюля, но в нем безошибочно узнается Оутокумпу, откуда автор, собственно, родом.

Сякюля

Епископская митра и топор — безошибочные атрибуты одного из самых знаменитых эпизодов истории средневековой Финляндии. По легенде, цивилизация впервые пришла в эту дикую страну с первым шведским крестовым походом в 12 веке, возглавляемым королем Эриком Святым и епископом Генрихом Уппсальским. Швеция успешно завоевала крайний юго–запад Финляндии; Эрик уплыл домой, а Генрих остался крестить неразумных финнов, основав первую церковь в местечке Ноусиайнен. Однажды Генриха приютила на ночлег Кертту, жена крестьянина Лалли с озера Кёюлиё; потом Генрих отбыл, Лалли вернулся домой, и Кертту сказала ему, что Генрих ушел и не заплатил за ночлег, да еще и гнусно насмехался над ними. Лалли в гневе схватил топор, нацепил лыжи, погнался за епископом по льду озера, догнал и зарубил его на месте. После этого Лалли примерил митру епископа, но когда он ее снял, она снялась у него вместе с кожей головы; Лалли понял, какое злодеяние совершил, и в ужасе утопился. С тех пор с одной стороны чтят епископа (первого финского священномученика, как–никак), а с другой и Лалли тоже, в 2004 году в народном голосовании его выбрали 14–м величайшим финном всех времен. Хотя на самом деле весь крестовый поход упоминается всего в одном известном источнике, и начисто игнорируется в других, а про Лалли вообще известно лишь из фольклора. Так или иначе, озеро Кёюлиё находится на территории современного муниципалитета Сякюля в регионе Сатакунта, а отсюда и герб. (На фото памятник Лалли в Сякюля.)

Опубликовано: